Россия неустанно ищет арктическую нефть

Часто самые интересные и сложные моменты в жизни наступают тогда, когда вы меньше всего в них нуждаетесь. Нигде это не верно так, как с вечной тяжелой борьбой России за использование своих огромных ресурсов в Арктике. Каждый раз, когда цены на нефть падают ниже 60-70 долларов за баррель, страдают арктические амбиции России. Санкции США и ЕС против российских национальных нефтяных компаний (то есть единственных компаний, которым предоставлен доступ в Арктику) только ухудшили положение России, поскольку они запретили западным крупным компаниям участвовать в совместных арктических предприятиях. Тем не менее, свидетельствуя об огромном богатстве арктических ресурсов, Россия продолжает открывать новые месторождения, каждое из которых не уступает предыдущему.

Необходимо отметить, что администрация Путина, по-видимому, сделала все возможное, чтобы усложнить свои арктические задачи. Довольно долго обсуждалась возможность допуска негосударственных компаний к арктическому шельфу, но с 2015 года эта тема была снята, несмотря на санкции США, вытеснившие бывших партнеров по СП. Таким образом, не только добыча в Арктике по-прежнему требует уровня безубыточности около 100-110 долларов за баррель, но и только две компании могут получить лицензионные участки — «Роснефть» и «Газпром нефть». С точки зрения добычи нефти не было введено ни одного нового проекта с тех пор, как ушли западные крупные компании, и Россия продолжает только свой «наследственный» проект — месторождение Приразломное.

Столкнувшись с рядом задержек, зачастую довольно проблематичных, таких как запуск 4-й линии «Ямал СПГ», и будучи полностью зависимым от прогресса Новатэка в реализации проектов, Минэнерго России начало постепенно смягчать долгосрочные задачи. Первоначальная версия арктической стратегии России до 2035 года предусматривала, что к 2025 году она достигнет 46 млн т в год, а сейчас эта цель была пересмотрена до 43 млн т в год. Поскольку 19,8 млн т СПГ-2 откладывается сверх первоначального срока 2025 года, а 5 млн т СПГ-Обский до сих пор не получил окончательного инвестиционного решения, Минэнерго предположило, что было бы целесообразно также снизить долгосрочные цели, доведя целевой показатель добычи к 2030 году до 64 млн т СПГ-2, точно в середине интервала выпуска, который НОВАТЭК принял на тот же период (57-70 млн т СПГ-1, в зависимости от того, как быстро он сможет ввести в эксплуатацию Арктический СПГ-1).

«Газпром» провел весьма примечательный геологоразведочный сезон 2019-2020 годов в Карском море. В этом году он подтвердил 3Р запасы в размере 391 млрд куб. м на месторождении им. Динкова, 121 млрд куб. м на Нярмейском и 202 млрд куб. м на месторождении 75 лет Победы, выдвинув их в список лучших открытий 2020 года. Но что еще более важно, «Газпром» открыл новое более мелкое месторождение газа на Ленинградском месторождении, которое дало дебит выше 1 мкм в сутки, что является самым высоким показателем, когда-либо достигнутым в Арктическом регионе России. В настоящее время запасы Ленинградского месторождения составляют 1,9 трлн кубометров, что является значительным ресурсным богатством, которое может увеличиться в будущем с дальнейшими геологоразведочными кампаниями.

Однако Ленинградское месторождение остается напоминанием о том, как интенсивно велись геологические изыскания в советское время, обилие нетронутых месторождений датируется концом 1980-х — началом 1990-х гг. Крупнейшей находкой современной России является Университетский проспект (переименованный в «Победу»), пробуренный в 2014 году при активном участии ExxonMobil. Как ни победоносно чувствовала себя в то время «Роснефть», обладая запасами в 3 млн баррелей нефти и 499 млрд кубометров газа, последние 5 лет месторождение характеризовалось полным бездействием. «Роснефть» провела сейсморазведку обильной Приновоземельской лицензии в 2018 году, и после ознакомления с этими данными российский ННК принял решение снова начать бурение, одновременно побуждаемый Минэнерго начать работу над арктическими проектами.

Примерно в одно и то же время были пробурены скважина «Викуловская-1» примерно в 50 км к юго-западу от «Победы» (с использованием полупогружной установки Chinse Nanhai IX, принадлежащей COSL) и скважина «Рогозинская-1» примерно в 150 км к востоку от главного Арктического актива «Роснефти» (опять же, с использованием китайской полупогружной установки Oriental Discovery). Результаты пока неизвестны, поскольку «Роснефть» завершила буровые работы только в конце сентября 2020 года, однако не исключено, что СМИ вскоре начнут говорить о возрождении арктической нефти для страны. Особенно интересна Рогозинская-1, пробуренная на глубине всего 30 метров – Карское море вообще довольно мелководное море, почти половина его территории имеет глубину 50 метров и менее.

При оценке Арктического потенциала России необходимо учитывать несколько нетривиальных факторов. Во-первых, 20 или 30 лет назад производство в арктических районах потребовало бы еще более сложных решений, чем сейчас, исключительно из-за того, что температура повысилась. В Карском море, родине большинства известных арктических открытий, наблюдалось наиболее ощутимое повышение температуры воздуха – с 1998 года среднегодовые значения поднялись на 5°C. Это не только примечательно для очень немногих жителей городов, разбросанных по береговой линии Карского моря (Диксон или Новый Порт), но и имеет непосредственные последствия для судоходства по Северному морскому пути. Например, на прибрежных территориях вдоль Карского моря отрицательные температуры будут наблюдаться в среднем 8 месяцев в году, а температура в июле будет колебаться в пределах 1-6°C. Если бы внешние условия еще больше прогрелись, буровые кампании и навигационные сезоны могли бы быть продлены, и все это стоило бы меньше.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ