Россия в январе продала Китаю почти на треть меньше нефти

Экспорт российской нефти в Китай сократился в январе почти на 30% по сравнению с январем 2019 года, свидетельствуют первые данные Федеральной таможенной службы (ФТС) по ввозу товаров в КНР после начала распространения там коронавируса. Уменьшение поставок главному импортеру российской нефти связано исключительно с фактором эпидемии COVID-19, единодушны аналитики. А несырьевой экспорт России в Китай вырос — главным образом за счет увеличения поставок растительного масла, меди, рыбы и морепродуктов.

Сокращение поставок нефти

В январе 2020 года Россия поставила в Китай сырой нефти примерно на $2 млрд, а в январе 2019 года — почти на $2,8 млрд. В годовом выражении спад составил 28%. В натуральном объеме экспорт упал еще сильнее — на 36%.

Поставки нефтепродуктов в Китай в январе сократились почти на 20%, до $458 млн против $569 млн годом ранее.

Совокупный экспорт из России в Китай в январе просел на 7% год к году, следует из данных ФТС.

Средняя цена на нефть марки Urals, по данным Минфина, в январе—феврале 2020 года составила $58,13 за баррель. В январе—феврале 2019 года она была выше — $61,76 за баррель.

Несмотря на снижение поставок, Китай продолжает сохранять лидерство среди импортеров российской нефти. На втором месте по покупкам в январе — Нидерланды ($1,3 млрд), за ними, по данным ФТС, следуют Германия (около $1 млрд) и Италия ($0,6 млрд). В прошлом году Россия значительно нарастила экспорт нефти в США, Великобританию и Турцию. Это произошло, в частности, за счет американских санкций против Венесуэлы и Ирана.

Промышленное производство в Китае за первые два месяца года упало на 13,5% в годовом выражении. Это худший показатель за 30 лет. В декабре, когда в стране еще не было выявлено большинство заболевших коронавирусной инфекцией, промышленность росла на 6,9%. Сильнейшее падение показала сфера торговли (-20,5%), а инвестиции в основной капитал в Китае сократились на 24,5%.

В феврале министр финансов Антон Силуанов оценивал ежедневные потери России от сокращения товарооборота с Китаем из-за эпидемии коронавирусной инфекции в 1 млрд руб.

Падение поставок нефти в Китай — влияние мер против распространения коронавируса COVID-19, уверен аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. В феврале показатели нефтяного экспорта тоже должны быть низкие, так как падение спроса в Китае достигало тогда 4 млн барр. в сутки, прогнозирует он.

Продолжится ли падение

Уменьшение объемов экспорта российской нефти в Китай в начале года связано исключительно с фактором коронавируса, отмечает и директор московского нефтегазового центра EY Денис Борисов. Сейчас прогнозировать дальнейшие тенденции довольно бессмысленно, поскольку никто не знает, как будет развиваться ситуация с COVID-19, указывает он.

Китай понемногу восстанавливается после эпидемии, но вирус охватил Европу и другие страны. Для Китая важную роль играет внешняя торговля, поэтому замедление деловой активности по всему миру негативно отразится и на восстанавливающейся после эпидемии стране, напоминает эксперт.

«Снижение спроса на китайские товары будет ограничивать восстановление экономики Китая до прежних темпов роста, и это будет негативно влиять на восстановление прежних темпов роста потребления нефти», — утверждает Борисов.

В начале марта на фоне вспышки коронавируса в мире Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК) и другие нефтеэкспортеры, в числе которых Россия, не смогли договориться о продлении соглашения об ограничении добычи. После развала сделки Саудовская Аравия объявила, что в апреле нарастит поставки нефти на 26%. За этим последовал обвал нефтяных котировок. 16 марта цена на нефть марки Brent опускалась ниже $30 за баррель.

Если к коронавирусу добавится увеличение Саудовской Аравией и Россией добычи нефти после развала сделки ОПЕК+, то общий дисбаланс на рынке может превысить 4,7 млн барр. в сутки, напоминает Борисов. Это будет оказывать дополнительное негативное влияние на возможности восстановления нефтяных цен.

Основные проблемы на китайском рынке нефти пока у Саудовской Аравии, а не у России, отмечает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

«Поэтому саудовцы сейчас и бросились с нефтью в Европу, потому что определенные проблемы у них возникают в Китае и в целом в Азии. Они сейчас начали ценовую войну за европейский рынок и основные объемы туда перенаправили», — говорит он.

Для экспорта российской нефти в Китай Симонов пока не видит серьезных препятствий, январская статистика выглядит удивительной, рассуждает он.

«Основные трудности у нас могут возникать в Европе, где мы сталкиваемся с агрессивным демпингом со стороны Саудовской Аравии», — замечает эксперт. В Китае экономика «будет потихоньку отскакивать, спрос будет восстанавливаться», надеется Симонов.

За счет чего вырос несырьевой экспорт

Несырьевой неэнергетический экспорт в Китай увеличился в январе на 46% в годовом выражении, сообщили РБК в пресс-службе Российского экспортного центра. Его суммы, впрочем, несопоставимо малы по сравнению с экспортом нефти: в январе поставки составили $969 млн (против $664 млн годом ранее). На Китай пришлось 10% российского несырьевого неэнергетического экспорта за январь.

Позитивную динамику главным образом обеспечили:

медь ($159 млн, +168%);
рыба и морепродукты ($155 млн, +25,5%);
соевое, рапсовое, подсолнечное масла ($79 млн, +496%);
оборонная и другая засекреченная продукция ($23 млн, год назад в январе поставок почти не было);
мясо птицы ($20 млн, год назад поставок почти не было).

Статистика за февраль продемонстрирует снижение как сырьевого, так и несырьевого экспорта в Китай, прогнозирует директор Института международной экономики и финансов Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития Александр Кнобель.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ