Китай практически в одиночку поддерживает угольные проекты Африки

На протяжении более чем двух десятилетий Зимбабве пытается построить гигантский угольно-энергетический комплекс на базе крупнейшего в мире искусственного резервуара. Китай согласился начать реализацию проекта стоимостью $4,2 млрд.

Развитие вблизи южного берега озера Кариба является хорошей новостью для Зимбабве, где разрушающаяся экономика и неустойчивая политика сдерживали иностранные инвестиции в течение последних 20 лет.

Но это противоречит растущему глобальному консенсусу, в результате которого финансовые институты от Японии до США и Европы избегают инвестиций в угольные проекты. Это отступление оставляет путь открытым для китайских компаний — многие из которых имеют государственную поддержку — даже с риском подрыва духа международных обязательств Китая по борьбе с изменением климата.

«Мы очень рады, что проект продвигается вперед, тем более что крупные банки в мире вынуждены прекратить финансирование угольных электростанций», — сказал Калеб Денгу, председатель правления RioZim Energy, компании, которая управляет проектом. — «Это свидетельствует о приверженности Китая проектам развития в Африке. Китайцы заинтересованы в том, чтобы взяться за руки».

Китай, безусловно, нуждается в друзьях: глобальная реакция нарастает в связи с обработкой Пекином вспышки коронавируса, впервые выявленной в китайском городе Ухань, — свидетельство дефицита доверия, которое усугубилось инцидентами расизма в отношении африканцев в южном городе Гуанчжоу в прошлом месяце. И все же закачивание денег в уголь лишь подчеркивает растущую изоляцию Китая на вспомогательных заводах, которые производят большое количество парниковых газов и других загрязняющих веществ.

Для финансовых учреждений, «постоянно растущий репутационный риск финансирования такого проекта, как этот, и высокая вероятность того, что он в конечном итоге окажется заблокированным активом, должны заставить их очень опасаться участия», — сказал Трейси Дэвис, директор Кейптаунской организации активистов акционеров, Just Share.

Фактически, китайское правительство пообещало еще в 2017 году зеленый план строительства за рубежом для Инициативы «Пояс и дорога», чтобы способствовать экологически чистому развитию в соответствии с целями Организации Объединенных Наций. В прошлом году председатель КНР Си Цзиньпин пообещал, что программа должна быть зеленой и устойчивой.

Тем не менее, согласно данным, собранным Гринпис, китайские компании и банки участвуют в финансировании как минимум 13 угольных проектов на всем континенте, а еще девять находятся на стадии разработки. По данным Центра политики глобального развития Бостонского университета, с 2000 года только Китайский банк развития и Экспортно-импортный банк Китая предоставили 51,8 млрд. долл. США для угольных проектов.

«Несмотря на обещания переложить поддержку на экологически чистую и низкоуглеродистую энергию, китайские банки продолжают финансировать проекты в области угольной энергетики», — сказал Лаури Милливирта, ведущий аналитик Центра энергетических исследований и Чистого воздуха, независимого исследовательского органа. — «Китай имеет огромные государственные теплоэнергетические производственные и инженерные компании, которые полагаются на зарубежные сделки, чтобы остаться в бизнесе».

Председатель Си регулярно упоминает о приверженности Китая многостороннему подходу к борьбе с изменением климата в качестве стороны, подписавшей Парижское соглашение. Китай, однако, вряд ли избавится от угля в ближайшее время. Несмотря на значительные инвестиции в возобновляемые источники энергии за последнее десятилетие, Китай все еще добывает и сжигает около половины мирового угля.

Китай, несомненно, добился прогресса. К 2018 году Китай превысил свой целевой показатель по сокращению выбросов CO2, заявил министр иностранных дел Ван И на саммите ООН по климату в Нью-Йорке в сентябре. Он рекламировал увеличение использования неуглеводородного топлива и лесонасаждений наряду с продажами около 1,25 миллиона электромобилей в этом году. И все же сейчас, когда он прокладывает себе путь из вызванного пандемией спада, Пекин начал сворачивать ограничения на промышленное загрязнение и сокращать субсидии на более чистую энергию.

Не должно быть «единого подхода на все случаи жизни» для зеленого развития в более бедных странах, а скорее решение должно основываться на природных ресурсах принимающей страны, считает Ю Цзыонг, вице-директор Китайской академии международного торгово-экономического сотрудничества.

«Для стран с богатыми угольными ресурсами невозможно полностью запретить им использовать уголь», — сказал Ю Хан, выступая на форуме по устойчивой инициативе «Пояс и дорога» в октябре в Пекине. — «Ключ в том, как использовать их более разумно».

Это мнение разделяет Лефоко Моаги, министр минеральных ресурсов, зеленых технологий и энергетической безопасности Ботсваны. По данным правительства, Ботсвана обладает крупнейшими после Южной Африки угольными ресурсами Африки.

«Мир постоянно смотрит на уголь как на грязный минерал. Не заблуждайтесь: мы все подписываемся на более Зеленый мир. Но мы верим, что мы просто не можем оставить изобилие данного Богом природного ресурса просто так. Мы должны использовать его более чисто на благо наших общин и на благо нации», — сказал он в интервью в феврале. — «Это возможность для таких стран, как Китай, войти в это пространство».

Китайское соглашение об инвестициях является редкой победой для Зимбабве, которая в настоящее время подвергается отключению электроэнергии до 18 часов в день, поскольку она не производит достаточно электроэнергии для удовлетворения спроса и не может позволить себе платить за адекватный импорт.

Первоначально проект принадлежал лондонской шахтерской компании Rio Tinto Group, бывшей материнской компании RioZim Ltd, которая в свою очередь владеет Riozim Energy. Он был отложен, так как отношения Зимбабве с Великобританией, ее бывшим колонизатором, ухудшились.

Китайская государственная компания Power Construction Corp., известная как PowerChina, заключила контракт на строительство первой очереди станции, известной как Sengwa, которая включает в себя энергоблок мощностью 700 мегаватт, а также трубопровод от плотины Кариба, чтобы обеспечить подачу необходимой воды, и линии электропередач на общую сумму 1,2 миллиарда долларов. Финансирование, скорее всего, будет поступать из промышленного и коммерческого банка Китая, в то время как China Export and Credit Insurance Corp., или Sinosure, может обеспечить необходимое покрытие рисков, согласно Dengu. Оба они принадлежат китайскому правительству.

Неоднократные звонки в ICBC и Sinosure остались без ответа. PowerChina заявила, что ее зарубежные проекты, связанные с углем, будут использовать наиболее эффективные технологии для снижения выбросов загрязняющих веществ и будут соблюдать местные экологические нормы и стандарты, стремясь обеспечить стабильное и дешевое электроснабжение для принимающих стран.

В прошлом месяце была подписана сделка по остальной части проекта, которая добавит еще 2100 мегаватт при стоимости $3 млрд. Китайская группа Gezhouba, которая частично принадлежит государству, будет развивать проект и вести сбор средств. 

«Китайцы рассматривают возможность для бизнеса», — сказал Денгу. — «Мы приносим знания рынка и управленческий потенциал, они приносят финансы и технологии».

У Rio Energy было мало других вариантов. Европейские банки больше не финансируют угольные проекты, и в течение последнего года крупнейшие банки Южной Африки взяли на себя обязательство сократить свое угольное финансирование под давлением акционеров. Morgan Stanley и Citigroup Inc. также относятся к числу тех, кто ограничивает или прекращает финансирование проектов, связанных с углем.

Хотя Зимбабвийский проект является значительным среди тех, которые рассматриваются китайскими компаниями, он не является самым крупным. Компания PowerChina подписала меморандум о договоренности с правительством провинции Лимпопо в Южной Африке о строительстве электростанции мощностью не менее 3000 мегаватт стоимостью $4,5 млрд.

Не все они приветствуются местными общинами.

Сенгва будет получать воду из Карибы, водохранилища, уже настолько истощенного периодическими засухами, вызванными изменением климата, что его гидротурбины будут работать лишь на небольшой части своей мощности. Правительство Южной Африки сталкивается с судебным иском, потому что угольные электростанции там вызывают одно из самых тяжелых в мире загрязнений воздуха.

«Это увядающая индустрия», — сказала Хан Чен, управляющий программой международной энергетической политики в Совете по защите национальных ресурсов в Нью-Йорке. — «Поэтому они идут туда, где экологические стандарты низки, чтобы они могли использовать больше загрязняющего оборудования, которое дешевле эксплуатировать».

По ее словам, из 11 угольных проектов в Африке, которые, вероятно, получат иностранную поддержку, 10 связаны с китайскими государственными структурами.

Поскольку банки в других странах, включая Японию и Южную Корею, пренебрегают углем, эти проекты будут все больше зависеть от Китая.

«Китайские банки окажутся все более одинокими в финансировании новых угольных заводов, как у себя дома, так и во всем мире», — сказала Кристин Ширер, директор угольной программы Global Energy Monitor.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ