Срыв «Турецкого потока»: Турция и Греция могут стать новыми газовыми хабами

Более 30 лет Трансбалканский трубопровод используется для перекачки российского газа в Юго-Восточную Европу. Но строительство Россией новых трубопроводов «Турецкий поток» может открыть дверь для перепрофилирования Трансбалканского региона. В дальнейшем СПГ можно будет импортировать в Турцию и Грецию и закачивать обратно по тем же трубам для обслуживания региона, снижая зависимость от российского газа. Однако такой план потребует консенсуса между вовлеченными странами Юго-Восточной Европы: основные проблемы носят политический, а не технический характер. И есть много участвующих стран, в том числе Украина, Болгария, Республика Северная Македония, Молдова и Румыния. Не теряя времени, Турция и Греция, стремятся к региональным газовым центрам и уже наращивают импорт СПГ. Но окно возможностей не будет открыто долго: фоном является истечение в конце 2019 года долгосрочного транзитного контракта между украинским «Нафтогазом» и российским «Газпромом», а также план Москвы по перенаправлению текущего экспорта в «Турецкий поток-1» и «Турецкий поток-2» через Черное море. Если новая стратегия не будет создана до того, как это произойдет, то Россия сохранит свое доминирование.

В то время как основное внимание СМИ сейчас сосредоточено на завершении двух российских газопроводных проектов — Nord Stream 2 и TurkStream — в Юго-Восточной Европе происходят исключительные, но недостаточно освещенные изменения, которые могут бросить вызов региональному доминированию Москвы и геополитическому давлению и помочь создать двунаправленный коридор Север-Юг, связывающий Грецию и Турцию с Украиной по Трансбалканскому трубопроводу.

Этот коридор является основной артерией для поставок газа из России в Болгарию, Грецию, Республику Северная Македония и Турцию через Украину, Республику Молдова и Румынию на протяжении более трех десятилетий.

Однако, поскольку долгосрочный транзитный контракт между украинским «Нафтогазом» и российским «Газпромом» истекает в конце 2019 года, а Москва настаивает на перенаправлении текущего экспорта в «Турецкий поток-1» и «Турецкий поток-2», совершенно новый транспортный маршрут через Черное море, Трансбалканский трубопровод, как ожидается, будет освобожден.

Импорт СПГ в США растет
Критически важно, что истечение срока действия контракта совпадает с ростом экспорта сжиженного природного газа (СПГ) из США в Грецию и Турцию и беспрецедентными преобразованиями в газовой динамике региона.

Это открывает редкую возможность для Юго-Восточной Европы — исторически одной из областей континента, наиболее зависимых от российского газа, — использовать СПГ и транспортировать топливо с юга на север по Трансбалканскому маршруту.

Для реверсирования потоков странам потребуется повысить степень сжатия, модернизировать измерительные станции и согласовать правила передачи и трансграничной торговли. Но в то время как затраты, связанные с такими операциями, относительно невелики, а время, необходимое для их осуществления, должно быть коротким, особенно по сравнению со строительством нового трубопровода с нуля, сложность заключается в том, что страны соглашаются работать быстро и согласованно, прежде чем окно возможностей закроется и власть России еще более укрепляется.

Импорт Турции: СПГ теперь равен российскому газу
С начала 2019 года в Юго-Восточной Европе и Турции произошли одни из самых драматических изменений в газовом секторе за последние годы.

Турция, которая традиционно полагалась на российский трубопроводный газ, чтобы покрыть более половины своего внутреннего потребления, преуспела в повышении своих поставок СПГ почти наравне с долей России в общем объеме импорта Турции. Согласно последним отчетам энергетического регулятора EPDK, Турция импортировала 20,6 млрд кубометров СПГ и трубопроводного газа за первые пять месяцев 2019 года. Из них 6,8 млрд куб. м, или 33%, пришлось на российский трубопроводный газ, а импорт СПГ составил 6,5 млрд куб. м, или 32% от общего объема. Это заметное изменение по сравнению с первыми пятью месяцами 2017 года, например, когда трубопроводный импорт Турции из России составил 51 процент от общего объема поставок газа, что составило 24,2 млрд кубометров. Для сравнения, доля СПГ в общем объеме импорта за тот же период составила 21 процент.

В рамках растущей доли Турции в импорте СПГ, поставки США резко возросли. Согласно тем же отчетам, за первые четыре месяца 2019 года страна вывезла 0,9 млрд кубометров СПГ из США, что в два раза превысило объем американского импорта СПГ на протяжении всего 2018 года.

Значительное увеличение поставок СПГ из США в настоящее время ставит Турцию после Испании на второе место в Европе по импорту.

Новые региональные газовые узлы, Турция и Греция
Изменения в значительной степени обусловлены недавним расширением мощностей Турции по импорту СПГ на ее береговых терминалах Aliaga и Marmara и фрахтованием двух плавучих хранилищ и регазификационных установок (FSRU), которые обслуживают ее порты Etki и Dortyol на Эгейском и Средиземном морях. Расширение привело к тому, что общий объем импорта СПГ в 2018 году составил 42,7 млрд куб. м, или 90% от общего объема импорта газа Турцией, укрепив позиции Турции как крупного глобального импортера СПГ и как перспективного регионального газового хаба.

Соседняя Греция также расширила свои импортные мощности на терминале Revithoussa LNG, добавив третий резервуар, и находится в процессе ввода в эксплуатацию морского терминала в северном порту Александруполис.

Как и Турция, она также импортировала больше СПГ из США в первой половине 2019 года, чем за весь 2018 год.

Ранее в июне, впервые в истории, Греция получила груз СПГ из США для доставки в Болгарию, за которым должна была последовать вторая поставка через тот же греческий береговой терминал Revithoussa в третьем квартале 2019 года.

Болгария, которая до недавнего времени почти полностью зависела от российского газа, смогла диверсифицировать поставки благодаря приходу американского СПГ и увеличению пропускной способности трансграничного физического соединения в своей греческой точке соединения Кулата-Сидирокастро. В 2020 году, когда будет введен в эксплуатацию интерконнектор 3 млрд куб. м в год-Греция-Болгария (IGB), который будет соединен с терминалом Александруполис в северной Греции, пропускная способность соединения между двумя странами еще больше возрастет.

Цены на газ
С точки зрения ценообразования, регион в настоящее время имеет надбавку в размере от €9.00–€14.00/МВтч ($2.98/MMBTu–$4.6/MMBtu) по Западной Европе. В случае Болгарии и Турции это объясняется тем, что они действуют по регулируемым тарифам для конечных потребителей, которые отражают цену российского импорта нефти и газа. Что касается Румынии, то в этом году правительство отменило процесс либерализации, ограничив тарифы для конечных потребителей и введя импортные обязательства, несмотря на снижение пропускной способности взаимосвязей с соседними рынками.

Высокие цены, которые эти страны платят за природный газ, делают еще более настоятельной необходимость для них открыть свои границы и позволить СПГ достичь своих рынков, в то время как компании СПГ должны быть привлечены для продажи в этот премиальный регион в период глобального снижения прибыли.

Достигнутые рубежи и наметившаяся в настоящее время динамика являются лишь началом более широкой региональной трансформации, которая может привести к выходу СПГ на рынки таких северных стран, как Румыния, Республика Молдова и Украина, если будет обеспечена пропускная способность Трансбалканского трубопровода.

Российский газ через новый Турецкий поток 1 и 2
В 2020 году, когда закончится транзитный контракт «Газпрома» с действующим украинским «Нафтогазом», объемы, экспортируемые в настоящее время по Трансбалканскому трубопроводу в Турцию, могут быть перенаправлены на поддерживаемый Россией «Турецкий поток-1» в объеме 15,75 млрд куб. м в год для обслуживания исключительно турецкого рынка.

Российский газопровод «Турецкий поток-2» равной мощности, как ожидается, будет транспортировать газ в Венгрию через Турцию, Болгарию и Сербию. Однако есть признаки того, что проект, который будет опираться на существующую инфраструктуру, часть которой является частью Трансбалканской линии, а также новые трубопроводы, построенные внутри Болгарии, будет отложен по крайней мере до 2021 года из—за текущих правовых проблем в этой стране.

Трансбалканский трубопровод: обратные, двунаправленные потоки
Это означает, что если 14 млрд куб. м газа в год, экспортируемого в Турцию по Трансбалканской линии, будут перенаправлены в «Турецкий поток-1», то большая часть существующей транзитной инфраструктуры может простаивать, позволяя странам вдоль маршрута осуществлять реверсные потоки и создавать двунаправленный коридор.

До завершения строительства «Турецкого потока-2 «»Газпром» может продолжить транспортировку небольших объемов по Трансбалканскому коридору в такие страны, как Болгария и Греция, которые имеют долгосрочные контракты на поставку не более 3 млрд куб. м в год каждый.

Тем не менее, мощности могут быть забронированы другими компаниями в обратном потоке на турецко-болгарском участке линии после соответствующей модернизации в прошлом году. Запасная мощность на Т1, одной из трех линий Трансбалканского коридора, который связывает болгарскую границу Румынии с ее точкой соединения с Украиной по тому же маршруту, также должна быть доступна.

Благодаря расширению импортных и транзитных мощностей в Турции и Греции, а также стремлению Анкары подписать соглашение о соединении с Софией для обеспечения турецкого экспорта, СПГ может достичь всего региона уже 1 января 2020 года.

Соглашение все еще нужно, срочно
Тем не менее, существуют сохраняющиеся препятствия, которые необходимо устранить.

В то время как проведение технических работ — например, повышение компрессии или введение новых измерительных станций — не должно быть проблемой само по себе, сложность заключается в том, что заинтересованные стороны вдоль маршрута работают в унисон, чтобы превратить Трансбалканский трубопровод в экспортный коридор для СПГ и альтернативу региональным проектам России.

До сих пор такие страны, как Румыния, оказывались неохотными партнерами, обвиняемыми Европейским союзом (ЕС) в том, что они препятствуют региональной газовой безопасности путем ограничения трансграничной торговли.

Оператор румынской системы передачи Трансгаз также не смог выполнить правила ЕС для доступа третьих лиц в точке соединения с Украиной после истечения срока действия транзитного контракта T1 в 2016 году, несмотря на высокий интерес к бронированию мощностей в этой точке соединения.

Регион может до 2021 года решить юридические вопросы и построить свою часть коридора TurkStream 2 — чтобы обеспечить доступ к нерусским поставкам и инфраструктуре для реальных изменений.

Если это окно будет упущено, то будет введен в эксплуатацию коридор «Турецкий поток-2», а критическая инфраструктура вновь будет заблокирована для обслуживания интересов «Газпрома».

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ