Как ФРС искусственно поддерживает цены на нефть

Цены на нефть стабилизировались на уровне 40 долларов за баррель, несмотря на то, что мировой спрос на нефть остается значительно ниже уровня, существовавшего до пандемии. Всем известна важная роль, которую ОПЕК+ сыграла в балансировании нефтяного рынка, наряду с резким падением добычи в других странах, в том числе в сланцевой промышленности США. Но если смотреть дальше, то еще один институт может сыграть еще большую роль в повышении цен на нефть: Федеральная резервная система США. Цены на нефть исторически двигались в тесном согласии с инфляцией. Недавние примеры включают 2003-2008 годы, в которых наблюдалась свободная денежно-кредитная политика, инфляция и невероятный рост цен на сырую нефть. После финансового кризиса ФРС предприняла экстраординарные действия, чтобы оживить рухнувшую экономику — и цены на нефть взлетели между 2009 и 2011 годами.

Существует множество связей между действиями ФРС и ценами на нефть. Затраты — труд, земля и сырье — все растут в цене с инфляцией. Когда эти затраты растут, это делает производство более дорогим. Нефть также имеет решающее значение для экономики, поэтому любой подъем в экономике имеет тенденцию поднимать и сырую нефть.

По мнению Raymond James, который опубликовал доклад о связи между инфляцией и нефтяными рынками, корреляция с нефтью и инфляцией может только увеличиться в будущем по двум причинам. Во–первых, резкие темпы снижения добычи сланца в США означают, что добыча будет расти только тогда, когда бурение активизируется — и активность не вернется, пока цены не вырастут. Кроме того, в более общем плане многие компании не могут получить прибыль в текущих условиях, поэтому цены, скорее всего, должны будут расти.

Однако ФРС играет более прямую роль. 

«Монетарная «базука», развязанная Федеральной Резервной Системой в ответ на пандемию коронавируса, не похожа ни на что, что мы когда-либо видели в нашей истории», — пишут аналитики Raymond James. 

Во время мирового финансового кризиса денежная масса увеличилась на 13 процентов в период с декабря 2007 года по июль 2009 года, что соответствует совокупному годовому темпу роста в 8 процентов. 

«Только за первые шесть месяцев этого года денежная масса выросла на 20% или выросла на колоссальные 47%!» — говорят аналитики.

Последствия этого уже были очевидны. За последние несколько месяцев фондовый рынок резко вырос, несмотря на то, что десятки миллионов людей потеряли работу, а тысячи предприятий обанкротились. Еще больше боли, несомненно, ждет впереди. Так или иначе, с акциями все в порядке. 

Но раздувание финансовых активов не может продолжаться вечно. Это «в конечном итоге войдет в общий оборот, что приведет к росту цен на рабочую силу, аренду и продукты питания», добавляют в Raymond James.

И, конечно же, сырая нефть. Другими словами, «базука» денежной массы приведет к росту инфляции, говорит инвестиционный банк, что приведет к росту цен на нефть. Это в конечном счете сработает в пользу нефтяной промышленности и, возможно, поможет компаниям, тонущим в долгах.

С другой стороны, увеличение инфляции будет означать, что процентные ставки также должны будут вырасти. Более высокая стоимость капитала поставила бы под угрозу возможность рефинансирования существующих долгов борющихся нефтяных компаний, а планы расширения в целом были бы более дорогостоящими.

Raymond James говорит, что нефтяные компании с долгами, срок погашения которых далеко ушел в будущее, выйдут вперед других с более насущными проблемами. Эти компании могут извлечь выгоду из восходящего потока более высоких цен, не беспокоясь о более высоких процентных ставках. Для тех, кто сталкивается со стеной краткосрочных долгов, надежда на новый цикл бума в какой-то более поздний срок сегодня мало помогает.

Суть в том, что триллионы долларов, вливаемые на финансовые рынки Федеральной Резервной Системой, увеличивают шансы на более высокую инфляцию, говорится в докладе. Отбиваясь от ожидаемой критики по поводу недавней истории, в которой почти на каждом шагу наблюдалось удивительное отсутствие инфляции, Raymond James утверждает, что «на этот раз все по-другому». Масштабы увеличения денежной массы за последние несколько месяцев затмевают то, что произошло десять лет назад.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ