Как нефтяные связи России и Саудовской Аравии с Китаем осложняют постиндустриальный мир

Россия и Саудовская Аравия полагаются на продажи нефти, чтобы финансировать большинство своих бюджетов. За последние пять с лишним лет Китай стал крупнейшим клиентом для обеих стран. Фактически, Китай является крупнейшим в мире импортером нефти, хотя он мог бы сократить импорт, если бы прекратил увеличивать запасы. Китай накопил столько нефти, что он мог бы практически остановить весь импорт нефти и жить просто прекрасно некоторое время. Иными словами, Владимир Путин и Мухаммед бен Сальман должны оставаться в хороших отношениях с Си Цзиньпином. Это имеет глобальные последствия, в том числе и для Соединенных Штатов.

Только китайские власти точно знают, сколько нефти у них в запасе, но есть целый ряд оценок. Reuters подсчитало в прошлом году, что Китай имел 788 миллионов баррелей в своем стратегическом нефтяном резерве. Эта цифра не включала в себя большие коммерческие резервы, хотя в номинально коммунистической стране ничто действительно не находится вне досягаемости правительства. WoodMac заявил в марте этого года, что Китай может достичь 1,15 миллиарда баррелей общих запасов в 2020 году, что будет означать почти четыре месяца добычи нефти, если Китай сократит весь импорт и внутреннее производство.

Давайте рассмотрим, что может произойти, если Китай сократит весь импорт только из одной из этих стран и не заменит эту нефть импортом откуда-то еще. Это снизило бы глобальный спрос чуть менее чем на два миллиона баррелей в день сразу же. Китай мог бы восполнить это сокращение импорта, опираясь на запасы. Это вызвало бы шоковые волны на спекулятивном рынке нефти. Цены на нефть упадут. Страна, чья нефть была сокращена — будь то Россия или Саудовская Аравия — будет отчаянно искать новых покупателей и, возможно, придется подрезать рынок низкими ценами, что приведет к дальнейшему падению цен на нефть. Таким образом, пострадает экспортер, на которого нацелился Китай, но также пострадают и все производители нефти, включая компании Соединенных Штатов. Тем не менее, Россия и Саудовская Аравия могут потерять больше всего, если Китай испортит с ними отношения.

Китай может принести меньше вреда, но все же навредить, просто решив прекратить наращивать собственные запасы. Он производит около 4,9 млн баррелей нефти в сутки внутри страны. Он мог бы выбрать только импорт того, что ему нужно для своей экономики. Если он прекратит импорт для запасов, которые могут составлять около 1 миллиона баррелей в день, спрос сократится, согласно докладу 2018 года от S&P Global Platts.  Это само по себе будет боль — хотя, вероятно, управляемая боль — для мировых производителей нефти. Если бы сокращение произошло непосредственно из России или Китая, это было бы серьезной болью для этой страны.

Суть всего этого заключается в том, что когда речь заходит о нефти, Россия и Саудовская Аравия находятся в долгу перед Китаем. Им нужны продажи в Китай, но благодаря запасам Китая, Китай действительно не нуждается в покупке у них обоих. На мировой арене России или Саудовской Аравии будет трудно занять чью-либо сторону по любому вопросу, связанному с Китаем. Это может оказаться важным в ближайшем будущем, поскольку США и другие страны углубляются в истоки пандемии коронавируса и поскольку Китай и Индия продолжают свое недавнее пограничное противостояние.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ