ИТ, слежка и закрученные гайки

В 8:15 утра тайваньскому студенту Мило Се стучат в дверь. Это полицейские. Парень недавно вернулся из Бельгии и должен 14 дней находиться в режиме самоизоляции. Стандартная и правильная мера, и он её соблюдает. Только вот его телефон разрядился 45 минут назад — и система слежения забила тревогу. У него несколько непрочитанных сообщений и пропущенных звонков от органов власти. Когда Мило не ответил, к нему отправили полицейских.

Таким образом власти Тайваня следят за 55 тысячами людей на карантине. В реальном времени. Премьер-министр страны — эпидемиолог, и Тайвань демонстрирует отличную реакцию на эпидемию коронавируса. В Китае разработанная властями система Health Check действует через Alipay and WeChat, а над улицами летают говорящие дроны. В Сингапуре — одном из лидеров по борьбе с вирусом — используют приложение TraceTogether, которое прослеживает все контакты пациента. Если у пользователя подтверждён коронавирус, все люди, которые с ним контактировали, должны пройти 14-дневную самоизоляцию. Далее «затворнику» несколько раз в день звонят по видеосвязи, плюс в любой момент могут отправить смс-сообщение, на которое нужно ответить в течение получаса, прикрепив фотографию-подтверждение того, что ты находишься дома, а не где попало. В случае несоблюдения правил — до шести месяцев тюремного заключения или несколько тысяч долларов штрафа.

И это работает. Так, Южная Корея остановила бешеное распространение COVID-19 всего за 10 дней. Формула успеха: тотальное тестирования, тотальная слежка, тотальная гласность.

В Европе и США, конечно же, тоже рассматривают сценарии цифрового контроля. Но есть одно но: чтобы победить эпидемию таким образом, придётся пожертвовать гражданскими правами и нарушить охапку законов.

А законы и так трещат по швам. Зачем далеко ходить: нашумевшее московское приложение «Социальный мониторинг» запрашивало доступ не только к геолокации, но и к камере, звонкам и датчику пульса. А уже удалённое из Плей Стора иранское AC19 интересовали пол, рост и вес. Все эти данные приложение зачем-то пересылало на серверы разработчика.

Внимание, вопрос: захотят ли власти отменить все чрезвычайные меры после пандемии — или временная слежка станет постоянной? В письме-обзоре западных медиа мы уже цитировали похожие тревоги историка и футуролога Юваля Ноя Харари.

Ему вторит Эдвард Сноуден: «Пять лет спустя, когда коронавирус пройдёт, данные останутся доступны, и власти станут искать в них новую информацию».

Но это — через пять лет, а сегодня исследователи из Оксфордского университета говорят, что да, действительно, «цифровое отслеживание контактов может сыграть ключевую роль в завершении всеобщей изоляции». А чтобы система работала эффективно, минимум 60% населения должны дать властям согласие на постоянный доступ к личным данным, в первую очередь — геолокации. Ирония в том, что сегодня ставки слишком высоки, чтобы качать свои права. Даже если завтра этих прав уже не останется.

Корпорации, даже те, которые уже обожглись, собирая пользовательские данные, тоже не стоят в стороне. Эппл и Гугл объединились, чтобы создать приложение, похожее на сингапурское. Компании обещают анонимность и шифрование данных, потому что их тоже очень волнует защита личных данных. Подключился и Фейсбук с инициативой «Данные во благо»: компания составит карту возможных вспышек коронавируса. Естественно, все данные тоже анонимны. Неудивительно, что бывший гендиректор Гугла Эрик Шмидт считает, что после коронавируса ИТ-гиганты станут ещё сильнее. С такими-то (анонимными) данными!

Выход? Социальная ответственность, активность и компетентность людей по обе стороны баррикад. Ещё проще: следить за тем, как следят за нами. Карантин превращается в диктатуру, и подходы, причины и уловки совсем не новы. В конце концов, разве не той же погоней за пользовательскими данными занимаемся мы с вами?

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ