Кто виноват в авариях на АЭС?

Благодаря небезызвестному сериалу компании HBO мир узнал подробности об аварии на Чернобыльской АЭС. Как в первый раз общество с удовольствием смаковало подлинные факты трагедии весны 1986 года, перемешанные с художественным вымыслом киногруппы, и оставляло едкие комментарии, сводящиеся к одному: в СССР все было плохо, особенно «дятлы».

Начальники – глупые, но всесильные, подчиненные – безвольное, но исполнительное стадо, а идеалы коммунистического строя – красивые слова, существующие только на бумаге. Вот обычные выводы для сценаристов, которым хотелось показать захватывающую картинку, приправленную острым сюжетом. Так появился главный и первый антагонист Анатолий Дятлов – амбициозный и завистливый человек, и по совместительству заместитель главного инженера ЧАЭС. Но где первый, там и второй, посчитали уже наши мастера художественного вымысла, работающие на один из ведущих каналов центрального телевидения. Так, небезызвестный Игорь Дятлов – руководитель туристической группы, погибшей при загадочных обстоятельствах во время похода по Северному Уралу, – стал главным виновником трагедии 1959 года. Вывод прост: людям по фамилии Дятлов доверять опасно.

Трагедия как повод для хайпа

Трагедия группы Дятлова, интерес к которой раздувается представителями популярной телепередачи за счет создания новых «экспертных мнений», – основана на домыслах групп ученых и эзотериков. В то же время, несмотря на весь пафос художественного пересказа аварии на ЧАЭС, создателям сериала удалось поднять главный вопрос – настолько ли безопасна атомная энергетика? Осознанно или нет, они превратили страшную историю чернобыльской аварии не только в остросюжетную драму с элементами экшена – то, что любит массовый зритель, но и в поучительный рассказ, ключевым объектом которого стала мировая атомная энергосистема.

Нет смысла вдаваться в детальный анализ чернобыльской аварии и вешать на каждого клеймо виновного – виновны все: от руководства страны до штатных сотрудников, которые не понимали, что делать в экстренной ситуации. Лучше рассмотреть событие в целом. Установленной причиной аварии стал взрыв на 4‑м энергоблоке станции, который произошел в 1.23 26 апреля 1986 года. По официальной версии, предшествовал трагедии стандартный планово-предупредительный ремонт, в ходе которого проводился опасный эксперимент: испытание режима «выбега ротора турбогенератора». Если бы опыт оказался удачным, полученные данные могли бы лечь в основу новой системы безопасности при чрезвычайных ситуациях – вот такое несмешной парадокс. Основанием взрыва могло стать множество факторов.

В ходе судебного разбирательства над прямыми виновниками аварии были озвучены такие версии, как халатность персонала станции, плохая связь, устаревшее оборудование, некомпетентность руководящего состава, но главное – грубейшие нарушения ядерной безопасности. Самым же страшным оказалось то, что предшествовали трагедии десятки несчастных случаев, на которые просто не обращали внимания. Видимо, тогда довольствовались принципом: все живы, почти здоровы – и то хорошо. И ведь подобной логики придерживались многие «специалисты» даже в отраслях, напрямую связанных с ядерной энергией. Можно, например, вспомнить первую в СССР катастрофу – «Кыштымскую аварию» на химкомбинате «Маяк» в 1957 году. Тогда огромную дозу радиации получили десятки тысяч человек, и всё по вине группы «специалистов», которая за год не смогла устранить протечку одной из охлаждающих труб.

Создатели сериала «Чернобыль» поступили проще: сделали главным виновником трагедии нации товарища Дятлова, приукрасив его и без того не вызывающие доверия качества личности. Но «зло» в одном обличье и может показаться скучным, а правосудие – не настолько карающим. Грустно, что к тем же выводам пришло и руководство СССР, когда искало виновных случившегося: главный механик, директор, начальник смены, чиновник – отличная массовка для показательного судебного процесса, в котором главные лица остались за страницами уголовных статей. Речь идет о проектировщиках станции, об энергетиках, которые в кратчайшие сроки с нарушениями всех правил возводили главную атомную электростанцию УССР, и о «специалистах», которые регулярно должны были проводить проверки.

С трудом верится, что Чернобыльская АЭС – исключение из правил, как тогда было принято считать. Энергетика СССР – совершенная система, отвечающая всем запросам развитого коммунистического строя. Вот только на этой станции были нарушения, лишь там было установлено не слишком новое и качественное оборудование, только там работали неквалифицированные работники, и это первый и последний случай в современной истории. Ошиблись – произошла авария на АЭС Фукусима-1, причиной которой, как утверждают специалисты, тоже стал человеческий фактор.

Японский вариант

Удивительно, что даже при анализе аварии на станции Фукусима-1 звучала до боли знакомая фамилия – Дятлов. Нет, Анатолий Степанович не приложил руки к возникновению атомного взрыва в Японии, его действия сравнивали с распоряжениями Есида Масао – директором АЭС, который руководил устранением последствий аварии.

Принято считать, что станция пострадала 11 марта 2011 года из‑за сильнейших стихийных явлений – землетрясения, в ходе которого все объекты были обесточены, и цунами – 6‑метровая волна отключила штатные и аварийные системы охлаждения реакторов. В отличие от Чернобыля, где был разрушен только один реактор, в Фукусиме пострадали сразу три. Сдержать распространение радиации удалось на некоторое время за счет бесперебойной подачи морской воды, остужающей реакторы, а также отвода паровоздушных смесей. Но разрушений не удалось избежать – в период с 12 по 15 марта было зафиксировано несколько взрывов, правда, не столь губительных по сравнению с чернобыльской аварией.

В отличие от Анатолия Дятлова и всей компании «чернобыльских стрелочников» (так пресса окрестила виновных в чернобыльском взрыве), Есида Масао стал национальным героем и вошел в историю как «спаситель Японии», хотя и был директором станции. Правосудие Страны восходящего солнца решило не следовать логике правительства СССР, по которой кто руководил, тот и виновен, а найти конкретных лиц, несущих ответственность за разрушение. Здесь и вскрылось, что даже в технологически развитом государстве грешат все теми же правилами безопасности. Энергетики так и не смогли усвоить урок под названием «Авария на ЧАЭС».

Ошибок было много, большая часть из них была допущена еще при аварии на ЧАЭС. Во-первых, проектирование станции. В СССР любили строить все быстро – максимум за несколько пятилеток, и те с перевыполнением плана: стройка Чернобыльской АЭС была завершена с опережением графика. Создавая атомную электростанцию у берегов Тихого океана, японские энергетики посчитали, что именно здесь цунами никогда не возникнет. Во-вторых, надзорные органы, которые в обоих случаях получали только скромную заработную плату, находя в этом причины своего нежелания работать. В-третьих, погрешности в производстве реактора. Если в чернобыльской аварии ошибка проектирования осталась на уровне теории, то в Фукусиме были найдены специальные доклады инженеров-разработчиков, которые предупреждали о технических сбоях системы. В-четвертых, персонал не получал достоверной информации о реальных последствиях аварии. Возможно, как и в случае с Чернобыльской АЭС, руководство старалось избежать паники и само не верило в возможность уничтожения реакторов. В любом случае, даже когда метеорологи предупредили службу безопасности станции о надвигающейся волне, специалисты не удосужились поднять тревогу или хотя бы предупредить свое руководство. Возможно, надеялись на чудо или посчитали, что волна решит развернуться.

Да, аварии не удалось избежать: радиоактивность океанской воды вблизи станции превысила допустимую норму практически в 4,5 тысячи раз, в атмосферу было выброшено десятки тысяч терабеккерелей, сотни работников получили опасную дозу излучения, а 20‑километровый радиус зоны поражения стал непригоден для жизни. Вот результат халатности японских энергетиков, за которую, как и в случае с чернобыльской аварией, расплачивается не только группа обвиненных, но и все человечество болезнями и возросшим уровнем смертности.

Есть ли будущее у АЭС?

Несмотря на чудовищные последствия аварий на ЧАЭС и Фукусима-1, атомная энергетика продолжает существовать. Да, ряд стран, преимущественно европейских: Великобритания, Нидерланды, ФРГ и пр., отказались от небезопасного атома, активно изучая альтернативные источники энергии. Вот только появилась новая проблема: мировая экология окончательно испортилась. Как быть, скажем, небогатым странам, которым не по карману дорогое переоснащение всей энергосистемы? Все просто – использовать атом.

Ученые США подсчитали: если каждая страна начнет внедрять возобновляемые источники энергии на том же уровне, что, например, и богатая Германия, – обществу понадобится порядка 150 лет, чтобы снизить уровень углерода до безопасного. Но ждать – бессмысленно, к тому же деньги из воздуха не появляются. Поэтому в последние годы был вновь зафиксирован скачок интереса к атомной энергетике. Преимущественно азиатские страны во главе с КНР вынуждены строить атомные станции, чтобы избавиться от смога, который производят угольные электростанции.

Теперь на чаше весов, с одной стороны, лежит вероятность климатической, на другой – радиационной катастрофы. Разумеется, проще выбрать «мирный» атом, главное, чтобы «дятловых» не было рядом.

Елизавета

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля