Может ли ядерная энергетика воспрянуть в это десятилетие?

2020 год войдет в историю энергетики как один из наихудших примеров того, как мировая экономика стремительно рушится почти в унисон, практически каждый регион пострадал от разнообразных последствий коронавируса. Если оценить глобальные энергетические последствия 2020 года, то станет очевидным, что все виды топлива в прошлом году сократились, за исключением возобновляемых источников энергии и биомассы. Почти в каждом отдельном секторе экономики – сельском хозяйстве, промышленности, торговле и жилищном хозяйстве – наблюдалось падение совокупного потребления, и только нефтехимическая промышленность смогла добиться скудного роста на 1% в годовом исчислении. Тем не менее из всех видов энергии ядерная энергетика, возможно, пострадала больше всего, практически не имея никакой истории успеха, которая могла бы смягчить общий упадок 2020 года. Нефть и газ также испытывали всевозможные трудности в течение всего 2020 года, однако в некоторых регионах или отраслевых сегментах им удалось укрепить свои позиции. Найти истории роста довольно сложно, учитывая, что потребление первичной энергии сократилось на каждом отдельном континенте в прошлом году, и ни один крупный регион не был избавлен от разрушительных последствий COVID-19. Возможно, удивительно, что, несмотря на то, что большинство случаев заболевания COVID в абсолютном выражении было зафиксировано в Северной Америке, она не была самым пострадавшим континентом, поскольку ее общее потребление сократилось на 9% в годовом исчислении, а Европа (и особенно Западная Европа) стала свидетелем еще более серьезного снижения на 12% по сравнению с ее показателями в 2019 году. В номинальном выражении потребление энергии в Европе в 2019 году составило 1,77 млрд баррелей в сутки, а в прошлом году оно снизилось до 1,56 млрд баррелей в сутки.

Несмотря на общую историю ужасов, есть несколько положительных историй, которые можно рассказать. Например, если посмотреть на статистику производства электроэнергии в различных регионах, то можно заметить, что использование природного газа возросло в Северной Америке, Центральной Европе и Северо-Восточной Азии, что отражает его низкую цену в течение 2020 года. С другой стороны, рост производства электроэнергии на основе газа привел к дальнейшему сокращению использования сырой нефти в энергетике во всех регионах, за исключением Африки, при этом коллективные усилия возглавляются Европой, включая Россию и Северную Америку. Во второй раз в 21-м столетии и впервые с 2008 года мировой спрос на нефть снизился в годовом исчислении – в абсолютных цифрах (8,8 млн баррелей в сутки) это снижение стало худшим в истории. Интересно, что падение спроса на нефть было гораздо более заметным, чем на природный газ или уголь, спрос на которые снизился на 7% в годовом исчислении.

Мировое производство атомной энергии в 2010-2021 гг. (в тераватт-часах)

Уголь в последнее время тоже переживает плохие времена. Он продолжил свое падение в Северной Америке (NA), где производство электроэнергии на угле упало еще на 250 ТВт-ч до 900 ТВт-ч, что означает, что впервые за 21-е гг. уголь в АН опустился ниже атомной энергии.  Последний оплот угля находится в Юго-Восточной Азии, которая остается одновременно крупным производителем и жадным потребителем, хотя спрос на уголь в этом регионе в значительной степени стагнировал в 2020 году, поскольку там почти не было места для роста. Единственным крупным регионом, в котором наблюдался рост потребления угля, является Ближний Восток, где дешевый и богатый уголь стал весьма желанным источником для производства электроэнергии. В апреле 2020 года в страны Ближнего Востока (преимущественно ОАЭ) было импортировано в общей сложности 0,85 миллиона тонн угля, что примерно эквивалентно совокупному объему за 3 месяца в 2019 году.

Если рассматривать период 2010-2020 гг., то атомная энергетика, по-видимому, является самым крупным проигравшим из всех видов топлива, ее падение (-0,4% в год) превосходит даже угольную. Только в 2020 году производство ядерной энергии резко упало на 400 ТВт-ч в год, перейдя от стагнации к прямому спаду в Европе и Америке и приведя к внезапной остановке наращивания потенциала Азии. Катастрофа на АЭС «Фукусима-Дайити» в 2011 году оказала как прямое, так и косвенное влияние на этот спад – она отбросила всю ядерную продукцию Японии с глобальной карты и нанесла ущерб репутации ядерной энергетики до такой степени, что большинство развитых экономик рассматривают возможность полного отказа от нее, несмотря на то, что она является полностью экологически чистой технологией (и таким образом ядерная энергия могла бы значительно способствовать достижению ими своих соответствующих целей по ограничению выбросов).

В Европе наблюдается самый большой спад как в абсолютном, так и в относительном выражении (Западная Европа упала на колоссальные 15% по сравнению с 2019 годом, примерно на 300 тераватт-часов), когда речь заходит об использовании атомной энергии. Этому в значительной степени способствовали усилия Европы по декарбонизации, направленные на то, чтобы сделать экономику ЕС климатически нейтральной к 2050 году. На долю Европы уже приходится 61% выведенных из эксплуатации реакторов в мире, и с учетом того, что Германия, Испания и Бельгия постепенно выведут свои установки из эксплуатации к 2023, 2025 и 2035 годам соответственно, эта доля, вероятно, еще больше возрастет. Это не обязательно должна быть мудрая стратегия – на самом деле Германия начинает ощущать последствия поспешного поэтапного отказа, видя, что ее экспорт электроэнергии сократился вдвое в 2020 году. В то же время импорт в Германию (в основном ядерной энергии из Франции) вырос почти на 40% в годовом исчислении до 33,6 трлн.долл.

Однако предстоящее десятилетие, скорее всего, ознаменует мини-Ренессанс ядерной энергетики по нескольким причинам. Во-первых, две страны ввели в эксплуатацию недавно построенные атомные электростанции (Беларусь и Объединенные Арабские Эмираты) в конце 2020 года, и как только мировая экономика оправится от спада, вызванного COVID, их ядерная продукция будет постепенно увеличиваться в течение периода 2021/2022 годов.

Во-вторых, Япония, как ожидается, вернет некоторые ядерные мощности, и к 2025 году планируется возобновить эксплуатацию по меньшей мере 5 реакторов, модернизированных с точки зрения безопасности. В-третьих, в середине 2020–х годов произойдет еще один приток ядерных мощностей в ближневосточный регион и Южную Азию — турецкая «Аккую» и Египетская «Эль-Дабаа» добавят 4,5 ГВт мощностей к глобальному агрегату, бангладешская «Руппур» — еще 2,2 ГВт. В-четвертых, Китай и Индия введут в эксплуатацию не менее 20 новых реакторов в течение следующих 9 лет, сохраняя верность своей репутации главных энтузиастов ядерной энергетики.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ