Настоящая причина, по которой Китай делает большую ставку на возобновляемые источники энергии

Энергетический и экологический секторы по-прежнему гудят об амбициозном плане углеродной нейтральности, объявленном Пекином почти месяц назад. Президент Китая Си Цзиньпин объявил, что Китай удвоит свои обязательства в области климата и сократит свой огромный углеродный след до нулевого уровня выбросов всего к 2060 году. На Генеральной Ассамблее ООН Си объявил, что в дополнение к этой чрезвычайно амбициозной цели его страна также достигнет пика выбросов всего за десятилетие, к 2030 году. Хотя риторика вокруг этого решения в значительной степени основана на изменении климата и сокращении негативных внешних воздействий на окружающую среду, цель, поставленная Китаем, на самом деле может иметь больше общего с энергетической безопасностью Китая, чем что-либо еще. 

«Дебаты по поводу энергетической политики в Китае сосредоточены вокруг устойчивости страны к неопределенностям в цепочке поставок», — сообщил на прошлой неделе World Politics Review, назвав энергетическую безопасность «фундаментальной внутренней целью Китая».

В поддержку этого утверждения ранее в этом году китайское правительство впервые выпустило политический документ «высокого уровня», в котором очень подробно изложены планы по защите энергетической безопасности страны на будущее. Согласно этому документу, Китай намерен придерживаться стратегии, предполагающей значительное увеличение внутреннего производства электроэнергии. Это не совсем новая стратегия для Пекина, который в последние годы подтолкнул к увеличению использования солнечной и ветровой энергии в Китае, а также вложил так много во внутреннее производство ядерной энергии, что теперь страна находится на пути к тому, чтобы стать крупнейшим производителем атомной энергии в мире.

«GlobalData Plc прогнозирует, что Китай обойдет Францию как ядерный генератор № 2 в мире в 2022 году и претендует на первое место от США через четыре года после этого», — сообщал Bloomberg Green в июне.

В рамках двусторонней инициативы Китая по снижению выбросов углекислого газа и укреплению своей энергетической безопасности стране придется преодолеть множество препятствий для расширения своей отрасли возобновляемых источников энергии. Хотя в прошлом Пекин вкладывал много денег в солнечную и ветряную технику, он часто бросался в эти предприятия, не полностью учитывая препятствия. Отрасли возобновляемой энергии в Китае в основном расположены в более сельских районах Северного и Западного Китая, но спрос в крупных городах находится далеко. 

Из-за этого разрыва «либо произведенная энергия использовалась не полностью, либо многие станции не достигли своей полной мощности и, следовательно, рентабельности», — сообщает World Politics Review. 

«Преодоление этого разрыва порождает трудности географического и политического характера. У влиятельных групп интересов в Китае, таких как сетевые компании, отрасль возобновляемых источников энергии и местные органы власти, есть свои собственные приоритеты, которые не всегда совпадают. Инсайдеры Государственной сетевой корпорации Китая, государственной электроэнергетической компании, которая выступает за уголь, прозвали ветровую и солнечную энергию «мусорным электричеством» из-за их ненадежности. Хотя хранение и передача сверхвысокого напряжения могут помочь решить эти проблемы, они поднимают другие вопросы о том, когда должно начаться строительство этой инфраструктуры и кто должен за это платить».

По иронии судьбы, те же опасения по поводу энергетической безопасности, которые подталкивают Китай к декарбонизации и наращиванию возобновляемой энергетики, являются теми же проблемами, которые подталкивают страну обратно к углю. Это противоречие показывает, что главная цель Китая — безопасность и экономика, а не изменение климата или другие экологические проблемы. Фактически, возможно, только потому, что Китай стал нетто-импортером угля, они наконец решили отказаться от дешевого и доступного в изобилии ископаемого топлива. 

Путь, по которому Китай решит пойти в своем стремлении к энергетическому суверенитету и безопасности, окажет значительное влияние на остальной мир, особенно с учетом того, что «Китай будет экспортировать все, что он разрабатывает». Китай — вторая по величине экономика в мире и один из крупнейших в мире загрязнителей и крупнейших вкладчиков в глобальные выбросы парниковых газов. Но когда доходит до этого, декарбонизирует ли Китай в целях безопасности или здоровья окружающей среды, результат один: это новый позитив для планеты. Вопрос в том, выполнит ли Пекин свое высокое обещание о углеродной нейтральности, или же привлекательность дешевого и надежного угля в конце концов окажется слишком сильной. 

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ