Россия планирует пересмотреть свою налоговую политику в отношении нефти

Сдерживаемая сокращением добычи ОПЕК+ и необходимостью сбалансировать свой федеральный бюджет на 2020 год, Россия начала играть с одним из самых опасных политических инструментов, которые у нее есть, – налогом на добычу полезных ископаемых. На протяжении десятилетий российские нефтяные компании жаловались на то, что постоянное изменение условий добычи осложняет их долгосрочные стратегические дискуссии и нервирует потенциальных иностранных инвесторов. В сентябре этого года, без обычной шумихи в государственных СМИ, российский парламент одобрил в первом чтении разработанный Министерством финансов законопроект, направленный на отмену налоговых льгот, которые Москва считает излишними, а также прокладывающий путь для часто продвигаемой системы налогообложения прибыли. Основная причина этого довольно смелого шага (на фоне многолетнего волочения ног) кроется в опасении Кремля, что вызванный коронавирусом экономический спад окажет большее, чем ожидалось, влияние на страну, следовательно, необходимость создания дополнительных источников доходов для того, чтобы дефицит бюджета не превысил 4% ВВП в этом году. Придерживаясь своей рутины преференциального режима для «Роснефти», российское правительство в то же время пыталось двигаться в направлении более справедливого игрового поля.

Высоковязкое снижение налогов

Минфин, возглавляемый одним из оставшихся либерально настроенных топ-чиновников Антоном Силуановым, уже давно высказывает свое недовольство преференциями, которые получают высоковязкие месторождения, несмотря на их относительную скудость. По словам Силуанова, с отменой высоковязких налоговых льгот российский бюджет получит дополнительно $1 млрд в 2021-2023 годах. Поскольку почти все высоковязкие месторождения расположены в Волго-Уральском регионе, такой шаг ударит по нефтяным компаниям неравномерно – основными пострадавшими будут «Татнефть» и «ЛУКОЙЛ», о чем может свидетельствовать нисходящее движение их акций. Только в августе-сентябре 2020 года акции «Татнефти» упали почти на 16 процентов, а «Лукойла» — примерно на 12 процентов.

До сих пор позиция Министерства финансов заключалась в предоставлении налоговых льгот на основе таких критериев, как эксплуатационные показатели скважины, за которыми финансовая группа не имела никакого надзора и поэтому было довольно трудно объективно оценить. Минфин не смог одолеть региональные власти Татарстана, которые активно лоббировали смягчение новых условий. В итоге «Татнефть» может претендовать на налоговый вычет в размере до 36 млрд руб. (что примерно соответствует совокупным налоговым льготам, которыми она пользовалась в 2019 году) – вполне ощутимое дополнение сделки, но с одной оговоркой: чтобы региональная нефтяная компания воспользовалась этим вычетом, среднегодовые котировки Urals за данный год должны превысить уровень безубыточности бюджета, в случае 2021 года составив $43,4 за баррель.

Дополнительные налоговые льготы для «Роснефти»

Уже стало традицией, что российское правительство проталкивает некоторые дополнительные льготы для ведущей национальной нефтяной компании «Роснефть», в данном случае Федеральное Собрание предоставило эту льготу в рамках того же законодательства, в котором были отменены высоковязкие налоговые льготы «Лукойла» и «Татнефти». Как обычно с лоббируемыми «Роснефтью» инициативами, дело о предоставлении сокращающемуся Приобскому месторождению дополнительных льгот носит нюансный характер. Минфин уже давно выдерживает административное давление с целью предоставления налоговых льгот отрасли, заявляя, что экономические аргументы остаются неубедительными, однако в этом году министерство само разработало и выдвинуло законопроект, предусматривающий 10-летний период льгот по НДПИ в размере 0,5 млрд долларов в год.

Хотя налоговые льготы предоставляются с той же оговоркой, что они будут применяться только в том случае, если средняя годовая цена будет выше безубыточности бюджета, такая щедрость среди пандемии COVID-19 (в России первая волна как раз собиралась утихнуть, когда она органически перестроилась во вторую волну) действительно заслуживает внимания. Добыча на Приобском месторождении началась в 1988 году и достигла максимума в 2009 году на уровне 680 тыс. баррелей в сутки, снизившись примерно до 460-470 тыс. баррелей в сутки — «Роснефть» утверждает, что с помощью новых налоговых льгот она может добыть дополнительно 70 млн тонн нефти из запасов месторождения. Большая часть Приобского месторождения расположена не только в пойме Оби, но и в его сложной геологии, сочетающей низкую проницаемость, накопление пластов и низкую продуктивность с массивными суммарными извлекаемыми запасами около 2,4 млрд тонн.

Налогообложение на основе прибыли

Ключевой элемент пересмотра налогообложения добычи нефти в России, а именно тонкая настройка схемы комплексного налога на сверхприбыль, проистекает из настойчивого требования Минфина выровнять игровое поле для нефтяных компаний, поскольку 60% российской добычи нефти зависит от определенного освобождения от налогов. Налогообложение прибыли не является новинкой в России, несколько десятков нефтяных месторождений уже функционируют в рамках пилотного проекта налога на сверхприбыль, запущенного в 2019 году. До сих пор сфера применения была ограничена – основными участниками пилотного проекта были только что запущенные месторождения Восточной Сибири с освобождением от экспортных пошлин и зрелые месторождения Западной Сибири с привлечением полностью добровольных участников. Ставка ЕНВД теперь фиксируется на уровне 50% — она взимается с совокупной выручки после вычета всех расходов, пониженной ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и определенной суммы неизрасходованных расходов прошлых лет.

Хотя переход на налог на сверхприбыль кажется своевременным решением для российских властей, нынешнее предложение Минфина создаст много неприятностей с нефтяными гигантами. Именно месторождения с освобождением от экспортных пошлин в значительной степени приняли новую схему налогообложения, но при налогообложении на основе прибыли они все равно платили НДПИ, хотя и по сниженной ставке, а это означало, что нефтяные компании могли сэкономить миллиарды рублей на налоговых платежах. По оценкам Москвы, потери государственных доходов в 2019 году из-за этого составили 213 млрд рублей. Зная об этой лазейке (которую некоторые чиновники Минфина назвали самой большой оплошностью нынешнего столетия), Минфин теперь хочет закрыть ее с помощью повышающего коэффициента.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ