Почему Сирия является важной частью энергетической стратегии России

Сирия имеет решающее значение для России по трем ключевым причинам. Во-первых, в настоящее время это главная западная точка власти Шиитского полумесяца, протянувшегося от Сирии и Ливана через Ирак и Иран, а затем на юг в Йемен, который Москва культивировала в течение многих лет в качестве контрапункта к собственной сфере влияния США, сосредоточенной на Саудовской Аравии. Во-вторых, она имеет протяженное Средиземноморское побережье, с которого она может отправлять нефть и газ (свои собственные или своих союзников, в частности Иран) на экспорт либо в крупные нефтегазовые центры Греции и Италии, либо в Северную, западную и Восточную Африку. В-третьих, это жизненно важный военный узел с одним крупным военно-морским портом (Тартус), одной крупной военно-воздушной базой (Латакия) и одной крупной станцией прослушивания (недалеко от Латакии). Сирия также обладает значительными нефтегазовыми ресурсами, которые могут быть использованы Кремлем для компенсации части затрат, понесенных ею в рамках своих геополитических маневров, и Россия сейчас продвигается вперед по 40 основным проектам в этих секторах. По словам вице-премьера России Юрия Борисова, Москва сейчас работает над восстановлением не менее 40 энергетических объектов в Сирии в рамках более широкого развития, направленного на возвращение полного нефтегазового потенциала страны, как это было до июля 2011 года, когда перебежчики из сирийской армии сформировали Свободную сирийскую армию и начали вооруженный конфликт по всей стране. До этого момента Сирия была крупным производителем нефти и газа, производя около 400 000 баррелей в сутки сырой нефти из доказанных запасов в 2,5 миллиарда баррелей. До того как темпы добычи начали снижаться из-за отсутствия усовершенствованных методов добычи нефти, используемых на крупных месторождениях (в основном расположенных к востоку от границы с Ираком и к востоку от города Хомс), она производила почти 600 000 баррелей в сутки. Когда крупнейшие добывающие месторождения — в том числе в районе Дейр-эз – Зора, такие как Омар — находились под контролем ДАИШ, добыча сырой нефти и конденсата упала примерно до 25 000 баррелей в сутки, но сейчас она возросла в среднем до 35-40 000 баррелей в сутки, согласно МЭА.

По данным Европейской комиссии, до начала 2011 года Европа импортировала из Сирии нефти на сумму не менее 3 миллиардов долларов в год, и большая часть ключевой инфраструктуры для обработки нефти из Сирии остается на месте. Многие европейские нефтеперерабатывающие заводы были настроены на переработку тяжелой, кислой сырой нефти «Souedie», которая составляет большую часть производства Сирии, а остальная часть — сладкая и более легкая «сирийская легкая» марка. Большая их часть – около 150 000 баррелей в сутки вместе взятых — шла в Германию, Италию и Францию с одного из трех средиземноморских экспортных терминалов Сирии: Баниас, Тартус и Латакия. В дополнение к этому в энергетическом секторе Сирии действовало множество международных нефтяных компаний, включая англо-голландский гигант Royal Dutch Shell, французскую Total, Китайскую национальную нефтяную корпорацию (CNPC), индийскую Oil and Natural Gas Corp, канадскую Suncor Energy, британские Petrofac и Gulfsands Petroleum, российскую нефтяную компанию «Татнефть» и инжиниринговую компанию «Стройтрансгаз».

Газовый сектор Сирии был, по крайней мере, столь же динамичен, как и нефтяной, и менее пострадал в ходе недавних конфликтов. При доказанных запасах природного газа в 8,5 трлн кубических футов в течение всего 2010 года – последнего в нормальных условиях эксплуатации – Сирия добывала чуть более 316 млрд кубических футов сухого природного газа в сутки (bcf/d). Строительство южно-центральной газовой зоны, построенной компанией «Стройтрансгаз», началось в конце 2009 года и к началу 2011 года увеличило добычу природного газа в Сирии примерно на 40 процентов. Совокупный экспорт нефти и газа из Сирии в тот момент приносил четверть государственных доходов и делал ее ведущим производителем нефти и газа в Восточном Средиземноморье. После начала внутреннего вооруженного восстания в июле 2011 года, а затем перемещения ДАИШ на запад из Ирака в Сирию в сентябре 2014 года добыча газа упала примерно до 130 bcf/d, но сейчас она восстановилась примерно до 170 bcf/d.

Энергетический план, о котором говорил вице-премьер Борисов на прошлой неделе, является переработкой меморандума о взаимопонимании, подписанного между Сирией и Россией в середине ноября 2017 года, охватывающего не только 40 энергетических проектов, но и гораздо больше. Для начала основное внимание будет сосредоточено на расширении энергетического сектора, следуя первоначальному плану на 2017 год, подписанному тогдашним министром энергетики Сирии Мохаммадом Зухаиром Харбутли и министром энергетики России Александром Новаком. Эта сделка предусматривала полную реконструкцию и восстановление тепловой станции в Алеппо, установку электростанции в Дейр-эз-Зоре и расширение мощностей электростанций в Мхарде и Тишрине с целью возобновления энергоснабжения энергосистемы Сирии и восстановления главного центра управления энергосистемой обратно в Дамаск. Это согласуется с комментариями еще в середине декабря 2017 года (тогдашнего вице-премьера России Дмитрия Рогозина после переговоров в Сирии с президентом Башаром Асадом) о том, что “Россия будет единственной страной, которая примет участие в восстановлении сирийских энергетических объектов.”

В тандеме с этим приоритетным инфраструктурным проектом является полный ремонт и модернизация мощностей Хомского нефтеперерабатывающего завода (другой сирийский находится в Баниасе), который был поврежден в результате нападения в декабре прошлого года. Практическая проектная работа велась иранской компанией Mapna и различными российскими компаниями, причем первоначальная целевая мощность составляла 140 000 баррелей в сутки, Фаза 2 — 240 000 баррелей в сутки, а Фаза 3 — 360 000 баррелей в сутки. Намерение состояло в том, что он также может быть использован для переработки иранской нефти, поступающей через Ирак, если это необходимо, прежде чем продолжить отгрузку в Южную Европу.

Россия намерена использовать Сирию в качестве природного канала для поставок нефти и газа в Европу, как только конфликт будет окончательно урегулирован. В ходе постконфликтного планирования США, Европы и России на столе было три варианта развития событий в Сирии. Возглавляемый США вариант предусматривал перемещение газа из Катара через Саудовскую Аравию и Иорданию, затем через Сирию, после чего он будет поступать в Турцию и далее в остальную Европу, тем самым уменьшая зависимость Европы от поставок российского газа. Европейский вариант предусматривал присутствие наблюдателей ООН по поддержанию мира на местах в Сирии, привлечение экспертов по углеводородной промышленности из стран-членов Совета Безопасности ООН и обеспечение органического развития обоих трубопроводов (Катар-Сирия-Турция и Иран-Ирак-Сирия-Турция) с течением времени. Это позволило бы Европейскому Союзу постепенно перекалибровать свои источники энергии в соответствии со своей стратегией сокращения прямой зависимости от России.

Российский вариант — единственный, оставшийся на столе переговоров, — предполагает полную реанимацию концепции трубопровода Иран-Ирак-Сирия, перемещение иранского, а затем иракского газа из Южного Парса в Сирию, а затем в Европу. Такой вариант также, вероятно, будет способствовать более тесному сотрудничеству в рамках Форума стран-экспортеров газа [GECF], но этому варианту противостоят блок США/Саудовская Аравия и Европа, поскольку в GECF входят 11 ведущих мировых производителей природного газа [Алжир, Боливия, Египет, Экваториальная Гвинея, Иран, Ливия, Нигерия, Катар, Россия, Тринидад и Тобаго и Венесуэла]. Помимо того, что основными членами организации являются Россия, Иран и Катар, а также некоторые другие государства – изгои США в списке — в частности, Ливия и Венесуэла, — члены GECF совместно контролируют 70 процентов мировых запасов природного газа, 38 процентов трубопроводной торговли и 85 процентов производства СПГ [сжиженного природного газа], что действительно делает газовый ОПЕК плюс, который будет представлять реальную угрозу для США и для Европы.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ