Ливия находится на грани крупного военного конфликта

Аналитики мирового нефтяного рынка внимательно следят за последними новостями, поступающими от крупнейшего (потенциально) производителя нефти в Африке. Неожиданно Национальная нефтяная корпорация Ливии (NOC) заявила о снятии форс-мажорных обстоятельств по экспорту нефти с ее ключевых терминалов.

Национальная нефтяная компания указала, что ожидает постепенного восстановления добычи, но подчеркивает, что общий уровень добычи составит менее 50 процентов от ее исторических максимумов. Значительный ущерб резервуарам и нефтегазовой инфраструктуре в стране, вызванный блокадой, которая существует с середины января 2020 года, поставил под угрозу сегмент ее добычи.

Снятие форс-мажорных обстоятельств удивило многих наблюдателей, поскольку ситуация с безопасностью в стране, похоже, не улучшается. Этот шаг заставил некоторых аналитиков задаться вопросом, удалось ли NOC заключить сделку между правительством GNA при поддержке ООН и некоторыми частями сил LNA генерала Хафтара. Другие предположили, что значительное давление со стороны третьих сторон, возможно, вынудило обе группы согласиться на нефтяную сделку. 

Североафриканский нефтедобытчик столкнулся с коллапсом нефтедобычи из-за конфликта между поддерживаемой ООН GNA и самопровозглашенной Ливийской национальной армией Халифы Хафтара. С середины января NOC объявил о форс-мажорных обстоятельствах в отношении погрузки сырой нефти из портов Марса-эль-Харига, Брега, Эс-Сидер, Рас-Лануф, Зейтина и Завия. Общая добыча ливийской нефти упала до 70 000-100 000 баррелей в сутки за последние несколько месяцев с более чем 1,10 млн. баррелей до введения блокады. 

Несмотря на позитивные новости из NOC, оптимизм по поводу добычи ливийской нефти следует умерить. Ситуация на соответствующих нефтедобывающих месторождениях далека от позитивной, в то время как ущерб инфраструктуре и возможные проблемы с запасами, как ожидается, сохранят добычу на очень низком уровне в ближайшие месяцы. NOC также заявила, что принудительное закрытие нескольких ливийских нефтяных месторождений повлияло на качество нефтяного пласта, которое претерпело механические, структурные и химические изменения.

Более широкая геополитическая ситуация, в которой оказалась Ливия, является еще одним поводом для сдерживания оптимизма аналитиков. Глава ООН Гутерриш заявил, что иностранное вмешательство в Ливию достигло «беспрецедентного уровня», прямо не назвав главных виновников. Все более вероятно, что мы станем свидетелями военной операции сил GNA, поддерживаемых Турцией, в районе Сирта. Любые военные действия в районе Сирта будут представлять прямую угрозу для будущих планов NOC, поскольку добыча и экспорт нефти в регионе, скорее всего, будут прекращены. GNA и турецкие официальные лица открыто заявили, что они готовят наступление на Сирт, находящийся в настоящее время в руках сил LNA, с целью восстановления контроля над стратегическими запасами нефти в этом районе. Косвенно Турция заявила, что хочет вернуть себе власть в районе Сирта, чтобы нанести серьезный удар по хафтарской LNA и ее сторонникам — России, ОАЭ и Египту. В настоящее время ООН тщетно пытается выработать возможное политическое решение кризиса, однако развитие событий на местах свидетельствует о том, что на данный момент нет политической воли к такой сделке.

В настоящее время две основные внешние силы находятся на пути к столкновению в военном конфликте внутри Ливии. Турецкие войска недавно полностью поддержали GNA, в то время как Египет пообещал защищать силы Хафтара. Президент Египта Сиси заявил, что любое нарушение Сирта и Аль-Джуфры приведет к прямому вмешательству египетских военных в соответствии с международными нормами. Министр иностранных дел Египта Самех Шукри заявил, что «эти угрозы четко и в настоящее время угрожают Египту, и мы не потерпим таких видов угроз, которые находятся вблизи наших границ, в то время как иностранное вмешательство оказывает этим боевикам поддержку».

Чтобы показать свою готовность к вмешательству, Египет провел военные учения вблизи ливийской границы под названием «Хасмия 2020». Эти учения были прямой реакцией на заявление Турции о том, что турецкий флот проведет учения у ливийского побережья. Египетские источники обороны заявили, что «Хасмия 2020» задействовал сухопутную, морскую и воздушную оборону Вооруженных сил Египта. Некоторые аналитики ожидают новых египетских военно-морских маневров вблизи ливийских вод в ближайшие дни. ВМС Турции заявили, что маневры, получившие название «Нафтекс», пройдут у берегов Ливии, в них примут участие 17 военных самолетов и восемь военно-морских судов. Анкара, как сообщается, зарезервировала территорию для проведения военных учений в Средиземном море, которая должна была состоять из трех разных регионов, называемых Барбарос, Тургут Рейс и Чака Бей, у побережья Ливии. 11 июня Вооруженные силы Турции провели маневр в Средиземном море с восемью кораблями ВМС и 17 истребителями.

Возможный конфликт между Египтом и Турцией сейчас является очень реальной возможностью. Такой конфликт, скорее всего, привлечет другие силы, поскольку Египет, Израиль, Греция и Кипр уже косвенно вовлечены. Турецкие военные действия, включая возможную операцию в Сирте, должны будут поддерживаться турецкими военно-морскими силами. Эти военно-морские силы должны будут пройти через морские районы стран Восточного Средиземноморья, независимо от подписания Ливией и Турцией двустороннего соглашения об EEZ. Каир вряд ли отступит в ближайшее время, поскольку Анкара поставляет вооруженные беспилотники, военных советников и сирийских наемников для признанной ООН GNA.  4 июля авиабаза Аль-Ватия, на которой Турция начала размещать часть своих зенитно-ракетных комплексов MIM-23 Hawk, была атакована неопознанными самолетами. Ходят слухи, что в этой атаке участвуют истребители Rafale, что позволит предположить, что Египет уже участвует, так как в стране имеется большой флот таких истребителей. Военные аналитики уточнили, что египетские Rafales оснащены ракетами дальнего действия класса «воздух-поверхность» Storm Shadow, способными уклоняться от любой ПВО на низкой и средней высоте.

До сих пор есть много открытых вопросов, но готовность Турции принять участие в ливийском конфликте поставила ее на коллизионный курс с Египтом, ОАЭ и, возможно, даже Израилем. Возможности ВВС и Военно-Морского Флота Турции впечатляют, но у Египта и его партнеров есть географическое преимущество. Значительное военное вмешательство Египта в Ливию станет лакмусовой бумажкой для решимости Анкары. В конце концов, Турции придется перевозить свою бронетехнику через Средиземное море, а Египту просто придется ездить или летать через границу.

В ближайшие дни и недели мы, скорее всего, увидим, как ливийский кризис развернется в пользу одной из двух крупнейших держав. Анкара и GNA должны будут рассмотреть возможность того, что некоторые европейские партнеры и Израиль могут отказаться сидеть на обочине, если военный конфликт действительно произойдет. Дальнейшая дестабилизация Ливии и усиление турецкого влияния в регионе не принесут пользы ни Франции (Total), ни Италии (ENI), ни прибрежным державам Восточного Средиземноморья. Что бы ни случилось в ближайшие недели, оживление добычи и экспорта ливийской нефти выглядит крайне маловероятным.

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ