Общественная любовь-ненависть с ветроэнергетикой

Общественное восприятие энергии ветра изменилось за последние четыре десятилетия, но понимание того, почему это так, стало серьезной проблемой. Мы оглядываемся назад на то, как общественные проблемы сформировали этот сектор и как они могут быть решены.

«Спокойствие и естественная красота этого района были разрушены постоянно растущим числом создаваемых ветряных ферм».

Это история, которую вы слышите снова и снова, как ветровые турбины испортили то, что жители говорят, было когда-то их живописным видом. Это конкретное заявление принадлежит жителю Каллиона в Северной Ирландии. Беседуя с журналом Derry, Аманда Бьюкенен сказала, что людям надоели ветряные турбины и то «пятно на ландшафте», в которое они превратились.

Она просто одна из многих, кто не согласен с размещением ветряных ферм в своем сообществе. Возможно, это не удивительно, учитывая, что к концу 2016 года Глобальный Совет по ветроэнергетике (GWEC) оценил, что в мире было 341 000 ветротурбин. Новые цифры сложно определить, но с уверенностью можно сказать, что с тех пор число резко возросло.

Эволюция ветра Нимби

В докладе GWEC о глобальном ветре за 2018 год (апрель 2019 года) был сделан вывод о том, что установленная мощность увеличилась на 51,3 ГВт, что соответствует росту в годовом исчислении с 2014 года. Учитывая, что ветровые турбины обычно имеют мощность 3 МВт в соответствии, согласно WindEurope, это много дополнительных турбин. Само собой разумеется, что иногда ветряные фермы и местные общины будут сталкиваться.

Однако в 1980-е годы оппозиция таким установкам была широко распространена. Десятилетие ознаменовалось началом использования энергии ветра в массовом масштабе с открытием в 1980 году в США Горного объекта Кротчед. Всего 11 лет спустя и открытие фермы у берегов Дании возвестило о введении оффшорной энергетики. В то время термин “Нимби” (“не на моем заднем дворе”), когда кто-то выступал против на ложных, эгоистичных основаниях, стал обычным явлением, если речь зашла о размещении новых ветряных ферм.

Сегодня отношения между ветряными фермами и общинами остаются напряженными, по крайней мере в некоторых частях мира. В конце 2019 года волна историй о «дико непопулярных» ветряных фермах в Германии попала в заголовки газет. Агентство Bloomberg сообщило, что строительство «гигантских ветряных мельниц по всей стране было почти остановлено», отчасти благодаря местной оппозиции.

Однако это мнение не разделяет Максим Оиллик из отраслевого органа WindEurope. 

«Опросы общественного мнения показывают, что общественность по всей Европе очень поддерживает ветроэнергетику. А последовательные 70-80% людей выступают за», — говорит он. 

Однако он признает, что, вероятно, существует разница в отношении к ветроэнергетике в целом и ветряным хозяйствам в частности.

«Отношение людей, живущих вблизи ветряных ферм, является сложным, поскольку на них также влияют местные потребности, личные факторы и эмоциональные привязанности к месту. Но даже тогда недавние опросы, проведенные среди тех, кто живет рядом с ветряными фермами и в сельских районах в таких странах, как Германия, Франция или Ирландия, показывают очень высокий уровень поддержки», — продолжает он.

Ветровые проекты сталкиваются с тяжелой битвой

Несмотря на это, недавний опыт Германии, как представляется, свидетельствует о том, что отношение становится все менее благоприятным. В статье Bloomberg сообщалось, что за последние два или около того года количество новых турбин значительно сократилось. Агенство сообщает, что только 35 турбин были установлены в первой половине 2019 года, что на 82% меньше, чем в первой половине 2018 года. Вместе с тем следует отметить, что это не просто результат давления со стороны общественности, которому способствовали вопросы выдачи разрешений и другие обременения.

Предлагаемые ветроэнергетические проекты все чаще увязают в судах. Отраслевая ассоциация страны, BWE, заявила в 2019 году, что 325 установок были задержаны. Истцы довольно иронично ссылаются на экологические соображения, а также на проблемы шума и его потенциального нарушения связи.

Местные органы власти также начали применять нормативные акты, которые затрудняют получение разрешений и последующее эффективное производство электроэнергии. Для страны, которая гордится своим использованием возобновляемых источников энергии-где почти четверть (23,5%) производства электроэнергии в 2019 году было ветром, вероятно, было трудно проглотить эту пилюлю.

Германия здесь не одна. Великобритания, где в 2019 году возобновляемые источники энергии впервые обогнали ископаемое топливо по количеству вырабатываемой электроэнергии, сама боролась с проблемой общественного имиджа. Недавно политики призвали правительство отменить принятое тогдашним премьер-министром Дэвидом Кэмероном решение о сокращении субсидий. Объявив, что некоторые из них откровенно устали от берегового ветра. Этот шаг в 2015 году привел к драматическому падению числа новых установок, упав на 80% в год по некоторым данным.

Глобальный энтузиазм продолжает расти, несмотря на опасения

События в Германии и Великобритании, если сравнивать их с опросами общественного мнения Оиллик, могли бы оставить даже самых непредвзятых скрестить головы. Итак, ветер сегодня так же популярен, как и раньше?

«Государственная поддержка ветроэнергетики была последовательной на протяжении многих лет. Люди понимают и признают преимущества возобновляемых источников энергии, таких как ветер», — говорит Оиллик. 

Это, добавляет он, может только расти по мере того, как наше понимание ущерба, который продолжает наносить изменение климата, становится все более очевидным. По мере того как молодые поколения будут высказывать свое мнение по этому вопросу и на правительства будет оказываться все большее давление с целью принятия соответствующих мер, использование энергии ветра будет расширяться.

Несмотря на опасения, некоторые глобальный энтузиазм в отношении ветра продолжает стремительно расти. Затраты значительно снизились, что делает источник энергии одним из, если не самым дешевым вариантом на сегодняшний день. 

«И зрелость таких технологий, как ветроэнергетика, показала, что они являются надежными альтернативами невозобновляемым источникам энергии»,-говорит Оиллик.

Такие успехи являются позитивным событием для тех, кто недоволен перспективой иметь ветряные фермы в своих задних дворах. Международное энергетическое агентство прогнозирует, что примерно к 2040 году морской ветер станет крупнейшим источником электроэнергии. 

«Хотя наземные сооружения будут по-прежнему крупнейшими с точки зрения пропускной способности, оффшор будет значительно увеличиваться в ближайшие годы», — говорит Оиллик.

Хотя это нельзя считать само собой разумеющимся, как свидетельствует ныне несуществующий проект Cape Wind. Впервые поставленный на обсуждение в 2001 году, проект быстро вызвал презрение у жителей города. Вместе с другими участниками им удалось задержать проект более чем на десять лет, прежде чем было принято окончательное решение о его закрытии.

Ветер — будущее мировой энергетики

Справедливо будет сказать, что исторически интерес к ветровой энергии колебался, как и само природное явление. Однако в последние годы он играет все более заметную роль в энергетическом балансе многих промышленно развитых и даже развивающихся стран. Помимо предложения более чистой, более устойчивой энергии он также имеет экономическую выгоду. 

«В ветряной промышленности занято более 300 000 человек в Европе и ежегодно экспортируется высокотехнологичное оборудование за пределы ЕС на сумму €8 млрд»,-говорит Оиллик.

«По мере того, как правительства будут стремиться активизировать свои усилия по достижению чистых нулевых целевых показателей по выбросам углерода к середине века — в некоторых случаях раньше, – использование энергии ветра станет еще более критичным. Соглашаясь с тем, что достижение этих целей является технически и экономически целесообразным», — Оиллик предостерегает: «Энергетический переход требует серьезного планирования и инвестиций в сети, хранилища, чистые мобильные решения и инфраструктуры, пригодные для декарбонизированной экономики».

Он добавляет, что процесс получения разрешения на новые ветроэнергетические установки в Европе «все еще слишком долгий, а в некоторых странах он занимает даже больше времени, чем раньше». Как показывает ситуация в Германии, проекты склонны в конечном итоге «застрять в разрешительном трубопроводе», что, по его словам, нуждается в решении.

Независимо от того, что может произойти в будущем, некоторые вещи легко предсказать: годовой рост продолжится в обозримом будущем, крупные энергетические компании будут продолжать вкладывать деньги в исследования и разработки, и все больше общин будут выступать против фермерских хозяйств по множеству причин.

Для Оиллика существует один критический совет при рассмотрении последнего: «Прямое участие местных общин в проектах по ветру является ключевым фактором поддержания высокого уровня поддержки. Ветряные фермы создают местные рабочие места, способствуют улучшению жизни жителей за счет налогов, уплачиваемых местным муниципалитетом, и прямых льгот, придавая дополнительный импульс развитию сельских и периферийных районов».

Елизавета Коробкова

Редактор ЭНЕРГОСМИ.РУ