ВЭФ-2018: 220 инвестиционных соглашений на 3,1 трлн. рублей

IV Восточный экономический форум, состоявшийся на днях на острове Русский, полностью подтвердил, что, во-первых, общемировой экономической барометр всё активнее разворачивается на Восток, а во-вторых, что Россия становится всё более значимым партнером дальневосточных стран в означенном тренде. Достаточно упомянуть в этой связи, что в работе форума участвовали не менее 6 тыс. делегатов и гостей из 35 стран. Это в полтора раза больше, чем на ВЭФ-2017. А среди участников – прежде всего главы многих государств, правительств, крупных бизнес-структур и экспертных сообществ.

На полях форума подписано 220 инвестиционных соглашений (контрактов, меморандумов, протоколов о намерениях и т.п.) на общую сумму в 3,1 трлн. рублей. По данным вице-премьера РФ Юрия Трутнева, «если вспомнить динамику этих цифр на предыдущих форумах, то на первом было – на 1,3 трлн. рублей, втором – 1,8 трлн. руб., на третьем – 2,5 трлн. руб.». По его словам, эта динамика показывает быстрорастущий интерес как российского бизнеса, так и всех стран региона к российскому Дальнему Востоку и в целом к более активному участию России в общерегиональном разделении труда.

Иллюстрацией сказанного является стратегическая тенденция в мирохозяйственном комплексе: по оценкам ЮНИДО и ЮНКТАД (2017-2018 гг.), к настоящему времени свыше 40% общемирового инвестирования в реальный сектор и до трети торговых операций в мире приходится на Азиатско-Тихоокеанский регион. К 2025 г. эти планки наверняка поднимутся до 55 и 40%. Вдобавок до 40% мирового экспорта капиталовложений в реальный сектор осуществляют опять же страны и территории – дальневосточные соседи РФ. Значительная доля в этом показателе приходится на КНР.

По данным российских экономических ведомств, к середине 2018 г. свыше трети объема осуществленных/осуществляемых с 2013 г. зарубежных инвестиций в ДФО приходится на КНР, около 20% – на Южную Корею, почти столько же – на Японию. Растет инвестиционное присутствие Тайваня, Таиланда, Гонконга, Сингапура.

Дело не только в сохраняющихся высоких темпах экономического роста в большинстве стран/территорий АТР и экспорта оттуда. Но и в том, что, во-первых, ввиду усиливающегося госпротекционизма в странах Запада высокоиндустриальные «полюса» АТР активизируют взаимодействие с относительно новыми для них рынками, в числе которых и российский, а, во-вторых, подавляющее большинство стран и территорий АТР не участвуют в антироссийских санкциях Запада, что изначально способствует торговому и инвестиционному партнерству России с этими соседями-партнерами.

Упомянутые и смежные аспекты восточного вектора внешнеэкономической политики РФ были чётко обозначены Владимиром Путиным в его выступлении на форуме, на встречах с главами зарубежных делегаций, в интервью российским и иностранным СМИ. Президент особо отметил и то, что «в последние годы мы предпринимаем энергичные усилия для того, чтобы создать и расширить в регионе максимально благоприятные условия для работы бизнеса. Для чего выработана целая система мер. Это, например, и территории опережающего развития (к осени 2018 г. их 12 в ДФО. – Ред.), и свободный порт Владивосток (к сентябрю с.г. здесь зарегистрировано 60 компаний-резидентов. – Ред.). Это еще и ряд портов региона с очень льготными условиями ведения бизнеса с минимальным административным сопровождением (Находка, Советская Гавань, Восточный, Магадан, Петропавловск-Камчатский. – Ред.)».

Кстати, в первой половине сентября с.г. заработал первый внутрироссийский офшор – на острове Русский. Здесь предусмотрены благоприятные налоговые и таможенные условия для инвестиций и реинвестиций в экономику всех регионов РФ, как и для финансовых взаиморасчетов, внешнеторговых операций.

Эти и смежные факторы предопределяют, помимо всего прочего, востребованность, по словам президента РФ, разработки программы комплексного социально-экономического развития российского Дальнего Востока до 2035 г. включительно. С ежегодным темпом экономического роста не ниже 6% и с акцентом на развитие высокотехнологичных отраслей и транзитной инфраструктуры.

Тем временем именно этот регион РФ, по оценке В. Путина, становится центровым в торговом и инвестиционном сотрудничестве с КНР. Что подтверждается, к примеру, трансазиатским газопроводом «Сила Сибири», совместными проектами по развитию как транспортно-логистической инфраструктуры, так и металлургии, судостроения, лесопереработки, многих АПК-отраслей. Схожее мнение высказал глава КНР Си Цзиньпин. По многим оценкам, совокупные китайские и российско-китайские капвложения в производственные и инфраструктурные отрасли в ДФО к 2025 г. наверняка превысят 15 млрд. долл. Причем уже в первый день работы форума главы РФ и КНР договорились о создании совместного инвестиционного фонда: пожалуй, это главное экономическое решение в рамках ВЭФ-2018.

Двусторонние и общерегиональные аспекты развивающегося сотрудничества Японии с РФ выделил также японский премьер Синдзо Абэ на встрече с В. Путиным. По его оценке, «развитие АТР является локомотивом мировой экономики. И в плане внедрения этой динамики Дальний Восток – очень хороший шанс для нашей дальнейшей совместной работы. А Владивосток как раз является воротами для этой цели». При этом г-н Абэ подчеркнул, что «в качестве соседа Япония готова приложить максимальные усилия для развития японо-российского сотрудничества в регионе».

Совместно с японским бизнесом в ДФО ныне осуществляется более 30 проектов (в транспортной инфраструктуре, газо-, лесо-, рыбопереработке, коммунально-бытовой энергетике, утилизации отходов и вторсырья). Впрочем, японский премьер дал понять, что активизацию экономических взаимосвязей сдерживает отсутствие мирного договора с РФ, а последний связан с решением небезызвестного южнокурильского спора. Российский же президент впервые предложил заключить этот договор без предварительных условий, на базе которого затем решать неурегулированные «политгеографические» вопросы.

Японская сторона сперва, можно сказать, опешила, но вскоре отреагировала в отрицательном ключе. Тем не менее такая позиция Токио носит, скорее, политконъюнктурный характер. Ибо глава МИД РФ С. Лавров по итогам встречи В. Путина с С. Абэ пояснил: «Обе стороны объявят о начале реализации ряда новых совместных проектов в ходе предстоящего визита президента России в Японию, который планируется до конца этого года». Точнее «целый ряд из них находится в высокой степени проработки и готовы к реализации. Обе стороны условились сделать всё необходимое, чтобы объявить о таких проектах». При этом он объявил, что осенью состоится заседание российско-японской межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству.

В свою очередь, Южная Корея планирует вкладываться прежде всего в портово-железнодорожную инфраструктуру ДФО. Глава южнокорейской делегации на форуме премьер-министр Ли Нак Ёк заявил, что «на следующий форум во Владивостоке мы хотели бы приехать на поезде. Прошу лидеров всех государств содействовать в реализации этой мечты». Речь идет о Транскорейской железной дороге, состыкованной снова (после 1990-го) с Транссибом в 2016 г. (Пусан–Сеул–Пхеньян–Туманган– Транссиб). Завершение модернизации этого маршрута, осуществляемой с российским участием в Северной Корее, планируется на 2020-2021 гг.

Что же касается инвестиционных документов соглашений, подписанных и/или согласованных в ходе и на полях ВЭФ-2018, то наряду с упомянутой договоренностью РФ и КНР о создании совместного инвестфонда Ю. Трутнев выделил документы по таким проектам, как «создание горно-промышленного предприятия (добыча и обогащение олова, смежного рудосырья и редкоземельных металлов. – Ред.) на базе Баимской зоны на Чукотке; проект НОВАТЭКа на Камчатке по строительству крупного хаба по перегрузке сжиженного газа. Среди них и соглашения между «Газпромом» и Министерством развития Дальнего Востока о строительстве Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ); о сотрудничестве в сфере развития электроэнергетики между ГК «Росатом» и правительством Чукотского АО между «РусГидро» и банком ВТБ о рефинансировании долгов «РАО ЭС Востока»».

В реализации большинства этих и других инвестдокументов будет участвовать бизнес соседних дальневосточных стран и территорий. Плюс к тому до 150 из 220 таких документов нацелены на реиндустриализацию экономики и, соответственно, экспорт ДФО.

Иными словами, не сбываются клише многих западных экспертов (в том числе австралийских, канадских), что Сибирь с Дальним Востоком могут быть лишь сырьевыми и транзитными «придатками» Запада…

Алексей ЧИЧКИН

 

Ритм Евразии