Украина отказывается от российского угля и продлевает режим ЧП

Украина готова продлить чрезвычайное положение в энергетике до конца года, но при этом планирует отказаться от закупок угля из России. Проблемы страны сейчас связаны именно с углем, а не с газом, причем эти сложности Украина создала себе сама, блокировав поставки топлива из Донбасса. Местные экономисты предупреждают, что нехватка угля чревата серьезным спадом промышленности, которая только в январе начала демонстрировать рост.

Несмотря на критическое положение в энергетике, Украина намерена запретить ввоз угля из России. Об этом в пятницу заявил глава украинского Минэнерго Игорь Насалик. «Я буду вносить на заседании кабмина Украины распоряжение о том, чтобы ни единого энергетического угля (антрацитовой группы), каким бы он ни был, не шло с территории России», — заявил министр.

Дело в том, что, по словам Насалика, «есть схема», по которой уголь с неподконтрольных Киеву территорий Донбасса будет поставляться в РФ, а оттуда уже по более высокой цене продаваться Украине.

Как пояснил украинский чиновник, предполагается, что донбасский уголь пойдет на фабрики Ростовской области, где его будут обогащать и уже после этого переправлять на Украину. Причем цена такого обогащенного угля, по словам Насалика, будет уже вдвое выше. «Принципиально этого не должно быть», — заявил министр.

Отказ от угольных поставок из России происходит на фоне чрезвычайного положения на рынке электроэнергии, введенного Киевом еще в середине прошлого месяца именно в связи с нехваткой угля. Тот же Насалик тогда заявлял, что возможны веерные отключения электроэнергии для сбалансирования ее выработки и потребления.

Недостаток угля вызван блокадой поставок с Донбасса. Причем блокада была инициирована самим Киевом, точнее, усилиями двух депутатов Верховной рады — Семена Семенченко и Владимира Парасюка. Именно они выступили одними из основных инициаторов промышленной блокады Донбасса, начатой еще в конце января.

Последний участок железнодорожного пути, по которому на Украину поступал донбасский уголь (отрезок Ясиноватая — Константиновка), был заблокирован радикалами 10 февраля. По другим данным, реальная блокада началась только 12-го. При этом уже тогда сообщалось, что часть украинских теплостанций из-за нехватки антрацита перешла на аварийный режим.

В четверг украинский вице-премьер Владимир Кистион сообщил, что чрезвычайное положение в энергетике, которое было введено до 17 марта, может быть продлено на весь 2017 год.

Впрочем, это самый негативный сценарий. Всего их, по словам Кистиона, рассматривается три: до конца года, до 1 сентября и до 1 июня.

Но для стабильной работы украинской энергосистемы необходимо в течение 2017 года закупить не менее 5 млн тонн угля, предупредил Кистион.

По его словам, есть несколько вариантов закупки топлива за рубежом: в США, ЮАР и России. Последний сценарий Кистион назвал «неприемлемым с патриотической точки зрения», а первые два связаны с определенными сложностями. Так, цена тонны антрацита на мировых хабах, по словам вице-премьера, составляет около $100, тогда как поставки из зоны антитеррористической операции (АТО) обходятся в $56 за тонну. А если говорить о южноафриканском угле, возникает еще и вопрос времени: на оформление одной партии уходит до двух месяцев.

Кстати, еще до введения ЧП на рынке электроэнергии Игорь Насалик заявлял, что единственной альтернативой донбасским закупкам могут быть поставки из России.

А премьер-министр Украины Владимир Гройсман не далее как в четверг в интервью американской телерадиокомпании «Радио Свобода» / «Радио свободная Европа» заявил, что блокада Донбасса вынуждает украинские предприятия закупать уголь в России.

Для поставок угля с Запада, по словам Гройсмана, необходимы иностранные кредиты.

Впрочем, эти заявления Гройсмана очень похожи на попытку получить те самые кредиты, а перспектива закупок у России рассматривается в данном случае как угроза.

В любом случае, очевидно, что единой позиции по поводу того, где и на каких условиях брать уголь, у властей нет. Владимир Кистион говорил, что окончательное решение по этому поводу должно быть принято 6 марта.

Ранее украинские СМИ сообщали, что металлурги страны уже начали переговоры о закупках угля из России (например, комбинат «Азовсталь»), и предупредили, что в этом случае стоимость поставок вырастет не менее чем на треть. Но, учитывая цены, названные Кистионом, $74,5 за тонну угля (1,3 от «донбасских» $56) все равно значительно меньше стоимости закупок по ценам мировых хабов.

Глава компании Argus в России и странах СНГ Вячеслав Мишенко говорит, что энергетический уголь сам по себе является заменяемой категорией топлива и уже сейчас Украина начала все более активно использовать мазут как альтернативу углю. Кроме того, угольную генерацию можно частично перевести на газ. «Но и газ, и мазут тоже надо импортировать, так как собственных ресурсов Украины не так много», — отмечает Мищенко.

«Если правительство все же откажется импортировать энергоносители из России, ему действительно придется закупать уголь по $100 за тонну, так как сейчас импорт — единственный вариант выхода из ситуации», — говорит украинский эксперт в сфере энергетики Валентин Землянский.

Но это нанесет удар по бюджету и приведет к росту инфляции и повышению тарифов, предупреждает Землянский.

«Украина и раньше закупала уголь у России, ЮАР и США, — рассказывает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. — Так, в 2016 году около 60% закупок составлял именно российский уголь».

Но проблема еще и в том, что за уголь из зоны АТО можно платить гривнами, тогда как в России и США закупать его можно только за валюту, подчеркивает эксперт.

«Так что это проблема скорее не столько украинского бюджета, сколько Национального банка Украины, которому придется эту валюту искать, — говорит Охрименко. — Хотя для государства, безусловно, лучше закупать уголь в зоне АТО за гривну».

Эксперт указывает, что в январе 2017 года украинский промышленный сектор показал очень хороший рост — 5%. Благодаря высокому спросу выросло производство проката и изделий из металла, растет строительный сектор, сильно выросло производство мяса и подсолнечного масла. «Бизнес уже научился жить в условиях новой власти», — отмечает Охрименко.

Но в целом за 2017 год украинский ВВП может снизиться на 5–7%. И причиной этому будет именно блокада зоны АТО.

По словам Охрименко, дело тут не только в энергетике, страдающей из-за нехватки угля. «Результатом нехватки кокса будет снижение производства металла», — предупреждает эксперт.

Коксующийся уголь, в отличие от энергетического (антрацита), используется именно в металлургии. Блокада Донбасса перекрыла поставки обоих видов угля. Как говорил в своем интервью Гройсман, на долю металлургической отрасли приходится 17% промышленного производства в стране и 25% валютной выручки.

Источник: Газета.ru

Добавить комментарий