«Северный поток 2»: Европа в погоне за двумя зайцами

На днях Еврокомиссия разрешила российскому энергетическому гиганту «Газпром» использовать газопровод OPAL, находящийся в Германии, на половину, а иногда и на 80-90 процентов мощности.  Ограничения на использование мощностей были введены Третьим Энергопакетом включенным в волну санкций, нахлынувшей на Россию в 2014 году. Возможно, это решение станет критичным на ближайшие годы для российско-европейских газовых отношений. Что это значит для Европы? России? США? Как это затрагивает «Северный поток 2» и глобальную политику? На эти вопросы мы постараемся ответить в нашей статье.

Газопровод OPAL – крупнейший инфраструктурный энергетический проект Германии. Труба проходит от Грайфсвальда до Ольбернхау, пересекая Германию с севера на юг. Его мощность составляет порядка 36 млрд кубометров в год. На юге OPAL соединяется с газовой системой Чехии и газ, идущий через него, расходится по Европе. На севере, на побережье ФРГ, он соединен с «Северным потоком», причиной своего существования.

По сути, OPAL является наземной газораспределительной системой «Северного потока». Газ, поставляемый Россией и, непосредственно, «Газпромом» через Балтийское море, в обход транзитеров, попадает в OPAL, через который уже идет к остальным потребителям в Европе.

https://www.nel-gastransport.de/en/our-network/

Физически немецкий газопровод может получать газ только из «Северного потока», который, в свою очередь, на 51% принадлежит «Газпрому» и наполняется единственным естественным поставщиком – тем же «Газпромом».

В 2014 году, ссылаясь на статью 36 директивы 2009/73/ЕС об общих правилах внутреннего рынка природного газа и антимонопольное законодательство ЕС, Еврокомиссия и немецкий регулятор Bundesnetzagentur, в рамках Третьего Энергопакета, приняли решение об ограничении «Газпрома» на использование OPAL. Согласно ему, 50% мощностей газопровода должно принадлежать третьим сторонам, то есть выставляться на аукцион для других компаний. Учитывая прямую зависимость немецкой «трубы» от «Северного потока», данный ход видится, в первую очередь, как простое политическое ограничение работы «СП».

Снижение Европой уровня добычи газа привело к росту спроса на его импорт. Желание «Газпрома» увеличить поставки и снизить зависимость от государств транзитеров. Вот что стало основными причинами для создания масштабного проекта по строительству обходного магистрального газопровода между Россией и Германией «Северный поток», по дну Балтийского моря протянулся самый длинный подводный маршрут экспорта газа в мире.

Мощность проекта составляет 55 млрд. куб. м. ПГ в год. На осень 2016 года по выходу на сушу в немецкий Лубмин было поставлено около 145 млрд куб. м. российского газа.

ИТАР-ТАСС/ИНТЕРПРЕСС/ВАСИЛИЙ МАРЬИН

Строительство «Северного потока» обошлось в 7,4 млрд евро. При этом контроль за нитками (первая и вторая «трубы») оказался в руках поставщика газа и его покупателей, вычтя из уравнения транзитеров. Что есть крайне немаловажно.

Отношения со странами транзитерами у «Газпрома» уже давно развиваются проблемно. Каждую зиму закипают страсти с украинскими партнерами.

Пропускная способность украинской ГТС составляет 110 млрд кубометров. В 2015 году транзит российского газа через украинскую ГТС составлял 67 млрд кубометров. Особенности способа транзита (через закачку в ПХГ (подземное хранилище газа), а также русско-украинских газовых отношений и устаревшей газотранспортной системы Украины – стало второстепенной причиной поиска обходных путей.

В памяти многих остался газовый кризис зимы 2008-2009 года. Экстренная ситуация возникла, когда «Газпром» обвинил украинский «Нафтогаз» в несанкционированном отъеме топлива из транзитных объемов (ПХГ) для собственных нужд и перекрыл транзит газа полностью. В итоге, в сильные морозы целый ряд стран Европы оставался без газа несколько дней.

В течение времени Россия и Европа предлагали Украине помощь с модернизацией ее газотранспортной системы, правда при условии, что обе стороны будут иметь право на определенный контроль ее использования. Киев на такой шаг не был готов и переговоры зашли в тупик.

Инвестиции пошли в «Северный поток» и партнерство европейских компаний с «Газпромом» еще больше укрепилось. Общая дочка этого союза – Nord Stream AG, швейцарская компания, занялась строительством и эксплуатацией проекта.

Не обошлось строительство без скандалов, политических разборок. Что вводу обеих ниток проекта в работу – не помешало, в конечном счете. И вот, 18 октября текущего года, «Газпром» объявил об установлении нового рекорда поставок природного газа в дальнее зарубежье за всю свою историю. По данным холдинга, на запад было экспортировано 578,9 миллионов кубометров. За первую половину октября объем поставок газа в этом направлении, в сравнении с 2015 годом, вырос на 9,6%. В абсолютном выражении рост поставок составил 11,8 миллиардов кубометров газа. Доля РФ в общем объеме импорта газа Евросоюзом составила в 2015 году 41%.

nordstream.com

Все это наглядно говорит об усилении «Газпрома» на международном рынке и необходимости увеличения как поставок, так и контроля над процессом этих поставок.

Сработавшие на опережение, акционеры «Северного потока», еще в 2012 году, рассмотрели предварительные результаты технико-экономического исследования возможности строительства третьей и четвертой ниток газопровода и приняли решение, что этот проект является экономически целесообразным и технически осуществимым.  Позже он получил название «Северный поток 2».

Европа, увидев положительный эффект от строительства первого «СП», включилась в обсуждение второго, так как необходимость в бесперебойном снабжении газом стран Старого Света неуклонно росла. Вскоре вмешалась большая политика и второй «поток» превратился в разменную монету.

«Северный поток 2» — новый экспортный газопровод из России в Европу через Балтийское море.

Точкой входа газопровода «Северный поток 2» в Балтийское море станет район Усть-Луги Ленинградской области, далее газопровод пройдет по дну Балтийского моря и выйдет на территории Германии в районе Грайфсвальда, недалеко от точки выхода «Северного потока».

Реализацией занимается все та же Nord Stream AG, которая успешно использует наработки и опыт первого проекта. Мощность трубы составит 55 млрд. куб. м, что аналогично первому «потоку». Суммарная мощность составит 110 млрд. кубометров в год.

Ввод «Северного потока 2» намечен на конец 2019 года. Капитальные затраты в проект оцениваются в €8 млрд, а общая стоимость с учетом привлечения проектного финансирования в €9,9 млрд.

Помимо «Газпрома», которому по-прежнему принадлежит 51%, в проекте участвуют германские E.On и BASF, австрийская OMV, британо-нидерландская Royal Dutch Shell и французская ENGIE (бывшая Gaz de France). Последняя получила 9%, остальные иностранные участники — по 10%.

Летом текущего года участники подавали ходатайство в адрес польского антимонопольного регулятора UOKiK о создании нового совместного предприятия по газопроводу, однако, из-за опасений возможных осложнений для бизнеса в Польше, отозвали свое прошение.

А причины для опасения есть и их немало.

Газпром

Тяжелую ситуацию в международной политике в последние два года знают все. Пакеты санкций и антисанкций, рост напряжения, недоверия. Так что политичность вопроса строительства «Северного потока 2» выросла до небес.

Проект вызывает острые споры в Евросоюзе, многие высказывают опасения, что со строительством дублера «потока», зависимость Западной Европы от российских поставок газа увеличится еще сильнее. А Восточная Европа лишится доходов от транзитных пошлин. Варшава, Вильнюс, Рига, Таллин и Киев видят в проекте угрозу своей «безопасности».

Германия могла бы стать основным центром европейского газового рынка, однако немецкое правительство ведет себя так, словно не имеет ко всему этому никакого отношения. Канцлер Меркель на саммите ЕС заявила, что «Северный поток 2» – это частный экономический проект, вызвав недоумение политиков. По мнению многих – газ, тем более российский, всегда имеет отношение к политике. Ведь с вводом в эксплуатацию «СП 2» 80% российского газа пойдет через один маршрут, что кардинально изменит систему газоснабжения в Европе и противоречит требованиям пресловутой энергобезопасности.

Председатель комитета Бундестага по внешним делам Норберт Реттген от партии Христианско-демократический союз (ХДС) призвал правительство ФРГ отказаться от реализации проекта строительства «Северного потока 2».

Ряд стран ЕС во главе с Польшей уже направляли в Еврокомиссию письма, где говорилось о рисках и высказывались требования блокировать проект. Бывший премьер Польши, нынешний председатель Совета Европы Дональд Туск, ещё в декабре прошлого года раскритиковал проект, указав на его несоответствие нормам ЕС по диверсификации импорта газа. Не меньше в целесообразности проекта сомневается и вице-президент Еврокомиссии по энергетике Марош Шефчович. Польская нефтегазовая компания PGNiG уже заявила, что намерена оспаривать в суде допуск «Газпрома» к более чем 50% мощностей OPAL (чуть позже мы вернемся к значимости этого решения).

Интересно, что саму Польшу «Северный поток 2» затрагивает лишь отчасти, так как эта страна получает через украинский транзит менее половины газа, закупаемого у России (в 2015 году 3,7 млрд куб. м из 8,91 млрд куб. м). Таким образом, ввод газопровода в строй конкретно для поляков мало что изменит.

Киев активно выступает против усиления обходных путей «Газпрома», что естественно. Взаимосвязь здесь самая прямая: не будет транзита газа – не будет денег. На днях стало известно об инициативе председателя комитета украинского парламента по иностранным делам Анны Гопко – призвать Европарламент вдвое сократить закупки российского газа и отказаться от строительства газопровода «Северный поток 2». Гопко считает, что если меньше покупать у России газа и не дать возможность построить газопровод, то у России станет заметно меньше денег, что станет для нее сдерживающим фактором, остановит «российскую агрессию на востоке Украины и в Алеппо».

В конце октября, Европарламент одобрил доклад под названием «Стратегия ЕС в отношении СПГ и газохранилищ» в котором прозвучал призыв всемерно поддержать Украину в процессе ее перехода на сжиженный природный газ, который будет поставлять США, вовлечь ее в «общеевропейский процесс снижения газовой зависимости от России». Это, как считают докладчики, и само по себе хорошо, и поможет Украине раз и навсегда решить свои топливные проблемы.

Однако американское «голубое топливо» гораздо дороже российского и неизвестно, сможет ли Киев расплачиваться за него, когда у него постоянные денежные проблемы перед «Газпромом». А помогать Украине в складчину всем европейским «партнерам» не особо жаждется, у них свои проблемы. Да и переговоры о Трансатлантическом партнерстве ведутся туго. Ведущие страны Европы не особо горят менять шило на мыло, еще больше усиливать зависимость от США – не торопятся.

В особенности на цену газа влияют издержки на транспортировку. По калорийности газ России и США сравним, а вот в логистике американский газ проигрывает. Сначала нужно газ купить, затем сжижать его, после этого доставить на танкере через весь океан, провести разжижение и отправить в трубу. Такой способ конкурентоспособен только при исходных низких ценах в месте закупки. А цены колеблются.

Так что как бы там ни было – сама Украина дорожит ее статусом страны транзитера российского газа, за что Киев ежегодно получает два миллиарда долларов.

И вот, возвращаясь к OPAL, украинский «Нафтогаз» быстренько прикинул, что, при получении «Газпромом» дополнительных 30% мощностей, транзит российского газа через украинскую территорию сократится на 10–11 млрд кубометров в год, а выручка Украины от оказания услуг по транспортировке — на $290–320 млн. Повторимся, взаимосвязь здесь самая прямая.

Пока в Восточной Европе вообще недоумевают, как подобный проект может находить поддержку внутри Евросоюза, который ввел против России санкции в связи с конфликтом на Украине, и подсчитывают возможные денежные потери, Западная Европа поддержку оказывает. Довольно странную, но оказывает. Ставит палки в колеса, но продолжает катить.

В одобренный доклад «Стратегия ЕС в отношении СПГ и газохранилищ», о котором мы упомянули ранее, помимо украинского вопроса, вошел и вывод по «Северному потоку 2». Европарламент счел проект нарушающим интересы Евросоюза.

«Если в противоречие европейским интересам «Северный поток 2» будет построен, это в обязательном порядке потребует обоснованной оценки доступности терминалов сжиженного природного газа (СПГ) и детальной оценки состояния газового коридора «Север — Юг», — говорится в документе. Парламентарии отводят важную роль СПГ и газохранилищам, а также освоению возобновляемых источников энергии для снижения зависимости от российского газа.

По мнению политологов, Европа, возможно, включит блокировку проекта в список новых санкций против России.

Если соотнести это с призывом о переходе на американский сжиженный природный газ можно подумать, что в докладе идет упорное лоббирование интересов Соединенных Штатов, которые недовольны плохо продвигающимися переговорами по договору об Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (TTIP).

США уже неоднократно заявляли о «вредоносности» «Северного потока 2», а американский вице-президент Джозеф Байден откровенно называл его «плохой сделкой». При этом, как сообщалось, Байден активно рекламировал американский сжиженный газ.

Еще в первую волну санкций против России, США планировали включение в них газовой составляющей, однако ограничились только нефтяной. Это может быть связано с тем, что российскую нефть заместить легче, чем газ.

Сейчас же, по мнению экспертов, США активно пытается торпедировать «Северный поток 2» через давление на европейских политиков. Цель заключается в максимальном снижении поставок российского газа в Европу, что создаст дефицит энергоресурсов. Восполнить который сможет США.

Любителей покритиковать Россию и похвалить США в Европарламенте предостаточно. Однако, здесь вступает в силу естественный фактор – морозы.

Прямо сейчас Евросоюзу нечем заменить российский газ. Это задача в долгосрочной перспективе и должно пройти несколько лет, прежде чем она может быть решена.

«Зима еще не началась, а спрос на российский газ в дальнем зарубежье такой, как будто настали сильные морозы в Европе. Это еще одно доказательство тому, что российский газ высоко конкурентоспособен и крайне востребован на европейском рынке», — Алексей Миллер

И мы получаем когнитивный диссонанс. С одной стороны, Европа делает все для того чтобы «диверсифицировать» поставку энергоресурсов, рубя «Северный поток 2» как «угрозу энергобезопасности». А с другой, одобряет расширение доступа «Газпрома» к газопроводу OPAL. Двусмысленно.

Единства в Евросоюзе по этому вопросу нет, не то что между странами Европы, а внутри самих стран.

Возвращаясь к решению Еврокомиссии по OPAL. «Газпрому» разрешено использовать газопровод на повышенных мощностях, а иногда и на 80–90%. Таким решением ЕС практически говорит, что согласен терпеть на своей территории любое количество газа от «Газпрома», поставляемого не только по трубам через транзитеров, но и через международные воды. Холодная зима 2008-2009 гг. еще дает о себе знать.

Для России в данной ситуации все понятно и очевидно. «Газпром», вместе с соответствующими правительственными структурами РФ, приложит максимальные усилия на всех уровнях для того чтобы добиться укрепления правового поля по строительству «Северного потока 2». Этот проект чрезвычайно выгоден России, так как однозначно и долгосрочно закрепляет монопольный статус российских МГП в поставках трубопроводного газа в Европу.

Введение в эксплуатацию «Северного потока 2» должно обеспечить создания компенсационных магистральных мощностей для переброски основных объемов прокачки ПГ, которые осуществляются сегодня через украинскую ГТС.

Кстати, дата окончательной реализации проекта (2019 г.) совпадает с задекларированным отказом «Газпрома» от продления контракта на использование транзитных мощностей Украины. Совпадение?

REUTERS/Tobias Schwarz

Между тем, строительство 1200-километрового газопровода по дну Балтийского моря продвигается, невзирая на разные препятствия и отсутствие согласия. Первые стальные трубы большого диаметра (ТБД) для него прибыли из России на остров Рюген в Германии в четверг, 27 октября.

Половина труб, по плану Nord Stream AG, должна быть обетонирована до начала строительства в 2018 году. Этим займется голландская компания Dutch Wasco Coatings, которая находится в городке Мукран. После завершения этого процесса, полностью готовые к укладке ТБД будут отправлены на хранение на специальные площадки вдоль всего маршрута, откуда их будет забирать специальное трубоукладочное судно, которое займется сваркой секций трубопровода и установкой его на шельфе Балтийского моря.

В соответствии с графиком строительства, первые трубы газопровода должны были быть сданы на обетонирование в начале ноября, однако они прибыли на Рюген с опережением.

С уверенностью можно сказать, что «Северный поток 2» еще ждут громкие события, которые будут отдаваться эхом и после его успешного ввода в эксплуатацию. Остается надеяться только на то, что глубокая политичность вопроса не приведет к повторению событий небезызвестной зимы и не оставит ни в чем не повинных людей без тепла.

автор Юрий Симонов

Добавить комментарий